Глайдер самолет

Этот сверхсекретный летательный аппарат, ограниченные сведения о котором стали появляться в прессе под названием Ю-71, является частью проекта 4202, связанного с отечественной ракетной программой. Из более-менее достоверных сведений о нем: он способен развивать скорость свыше 11 тысяч километров в час, обладает сверхманевренностью, использует планирующий тип полета (отсюда и название глайдер) и способен при маневрировании выходить в ближний космос.

Испытания еще продолжаются, но их результаты позволяют говорить о несомненном успехе российской технической мысли. Предполагается, что к 2025 году Россия посредством этого нового вида вооружений получит мощный ядерный козырь в переговорах с США.

Картинка

«Гонка вооружений в конце прошлого века позволила нашей стране существенно опередить страны НАТО в военно-техническом плане и создать оружие четвертого поколения, – говорит «оборонный» вице-премьер Дмитрий Рогозин.
Пятое поколение, будем объективны, по ряду понятных причин, связанных с развалом Советского Союза, застряло еще на уровне конструкторских бюро. Нынешняя задача ВПК – не только наверстать упущенное и довести до ума оружие пятого поколения, но и сделать шаг в будущее – работать уже сейчас над шестым и седьмым поколениями вооружений. И такие наработки, замечу, весьма успешные, уже есть. Это совершенно новое, порой непредсказуемое оружие».

Дмитрий Олегович не назвал конкретные разработки, ограничился лишь направлениями технического развития, но он, конечно же, подразумевал и гиперзвуковой летательный аппарат, способный нести ядерную боевую часть – Ю-71.

Картинка

Россия разрабатывала этот аппарат, способный гарантированно поразить цель одной ракетой, несколько лет, проведя при этом несколько успешных испытаний. Но утечка информации произошла лишь в феврале 2015 года. Генералы в Пентагоне не просто расстроились, но и пришли в полное уныние: этот российский  «аргумент» не просто перечеркивает все планы по созданию системы ПРО по периметру России, но и сами США делает абсолютно беззащитными.

Среди технических возможностей Ю-71 не только нанесение мгновенных и смертоносных ударов. Гиперзвуковой аппарат, оснащенный системой РЭБ (радиоэлектронной борьбы), способен за считаные минуты пересечь территорию США и вывести на своем пути из строя все станции радиоэлектронного обнаружения.


Картинка

По данным НАТО, до 24 гиперзвуковых летательных аппаратов может быть развернуто с 2020-го по 2025 год в одном из полков 13-й ракетной дивизии РВСН (Оренбургская область), предположительно в поселке Домбаровский. И скажем, до Вашингтона Ю-71 способна долететь за 45–50 минут, до Нью-Йорка – за 40, до Лондона – за 20. Ни обнаружить, ни тем более сбить эти аппараты невозможно. Тут есть серьезный повод для расстройства!

В самой России планы принятия на вооружение объектов 4202 не озвучивались. Впрочем, из открытых источников известно, что разработка аппаратов ведется «НПО машиностроения» (подмосковный город Реутов) и начата она была до 2009 года. Формальным заказчиком ОКР 4202 выступает Федеральное космическое агентство России, но и Минобороны проявляет к нему повышенный интерес. По крайней мере, в Генштабе еще в 2004 году констатировали, что был испытан космический аппарат, способный лететь с гиперзвуковой скоростью, совершая при этом маневры как по курсу, так и по высоте.

Картинка

«Даже нынешние боевые блоки отечественных межконтинентальных баллистических ракет на пассивном участке развивают гиперзвук, – говорит  член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук (РАРАН) доктор военных наук Константин Сивков. – Однако отличие перспективной гиперзвуковой боевой части, скорее всего, заключается в том, что она действует не просто как баллистическая боеголовка, а идет по довольно сложной траектории, то есть маневрирует, как самолет с огромной скоростью полета».


И если российские РВСН к 2025 году действительно примут на вооружение ракеты с гиперзвуковыми боевыми частями, это будет серьезной заявкой. Уже сейчас в Америке и Европе российские гиперзвуковые аппараты называют новым козырем Москвы на переговорах с Вашингтоном. Переживают не напрасно: как показывает практика, США можно усадить за стол переговоров лишь одним способом – поставить на вооружение системы, которые заставят Пентагон серьезно испугаться.

Картинка

«Не секрет, что боевое оснащение, полезная нагрузка наших МБР непрерывно совершенствуются, – говорит член экспертного совета при председателе военно-промышленной комиссии при правительстве РФ Виктор Мураховский. – И когда президент Владимир Путин, выступая на форуме «Армия-2015», сказал, что в этом году состав ядерных сил пополнят более 40 новых межконтинентальных ракет, то на эту цифру все обратили внимание, однако как-то упустили продолжение фразы: «которые будут способны преодолевать любые, даже самые технически совершенные системы ПРО».

Не секрет, что в России также ведется разработка гиперзвуковых крылатых ракет, которые достигают цели на малых высотах. Поразить их даже перспективными системами ПРО практически невозможно, потому что это, по сути, аэродинамические цели. К тому же современные комплексы противоракетной обороны имеют пределы по скорости поражения целей: перехват возможен лишь в пределах 700–800 метров в секунду. Плюс противоракета должна обладать возможностями по маневрированию с перегрузками. А таких в НАТО пока не существует.


Картинка

Разработки, аналогичные нашему гиперзвуковому аппарату Ю-71, ведутся в Китае и США. При этом эксперты считают, что серьезным соперником российскому гиперзвуковому глайдеру может стать лишь китайская разработка под названием Wu-14. Это тоже планирующий аппарат, правда испытанный всего один раз – в 2012 году.

Оказалось, что, как и российский глайдер, китайский смог маневрировать со сверхзвуковой скоростью в 11 тысяч километров в час. Неизвестно, правда, какое оружие способен нести на себе китайский аппарат.

А вот результаты американских конструкторов гораздо скромнее российских и китайских. Несколько лет назад гиперзвуковой беспилотник Falcon HTV-2 во время испытаний просто потерял управление на 10-й минуте полета и разбился.

Автор: Виктор Сокирко

Фото: Минобороны РФ/Ростех/Пресс-служба президента РФ/Army.mil/Junshi.cn

tvzvezda.ru

Даже не знаю как расценивать эту новость. То ли фантастика, то ли действительно правда. Однако, по сути:


Глайдер самолет

В ответ на ужесточение американской риторики в адрес России и угрозу наличия у США, со слов главы Пентагона, некоего, доселе неизвестного, оружия, способного сокрушить всех врагов Вашингтона (речь идет о РФ и КНР), хоть по одному, хоть всех сразу, хочется напомнить о наших перспективных разработках, которые уже сейчас способны заставить обливаться холодным потом потенциальных противников.

От этой российской вундервафли нет защиты. Ни существующие, ни перспективные ПРО и ПВО неспособны не то, что уничтожить это чудо отечественной инженерной мысли, но и даже засечь.

Речь идёт о сверхсекретном глайдере, именуемом в прессе «Ю-71». Известно о нем немного, но того, что есть, вполне достаточно, чтобы сделать выводы о перспективах его применения. Так, «Ю-71», используя планирующий тип полета и обладающий сверхманевренностью, имеет возможность летать со скоростью свыше 11000 км/ч, кроме того при маневрировании он способен выходить в ближний космос.

При таких скоростях всё американское ПРО становится просто грудой металлолома. Засечь не смогут, и даже если бы и смогли, то противоракета всё равно не догнала и не перехватила бы такой аэродинамический объект.

К тому же, «Ю-71» может и не нести смерть на своих крыльях. Можно установить на российский глайдер систему РЭБ, коими славится наш ВПК, и тогда, перелетев за несколько минут территорию США и выведя из строя все станции радиоэлектронного обнаружения, можно будет без опаски отправлять следом «птиц» покрупнее, например, «белого лебедя».


Специалисты говорят о том, что, например, из Оренбургской области (где предположительно будут базироваться «Ю-71») до Вашингтона такой глайдер долетит за 45–50 минут, до Нью-Йорка – за 40, до Лондона – за 20. Есть, над чем задуматься тем, кто поспешил назвать Россию своей главной угрозой…(http://cont.ws/post/145284)

Глайдер самолет

PS. После прочтения этой новости сразу скажу – не поверил. Поэтому попытался найти что-то по этой машине.  И кое что нашёл, но ясности это не добавило.

Первые публикации на эту тему появились ещё весной этого года. В них сообщалось о том, что Ю-71 (Yu-71) был в разработке несколько лет. Последние испытания летательного аппарата прошли в феврале 2015 года. Пуск состоялся с полигона Домбаровский под Оренбургом. Раньше о нем чисто предположительно сообщалось на других западных источниках, сейчас же этот пуск подтвержден новыми аналитиками. Издание ссылается на выпущенный в июне доклад известного западного военно-аналитического центра Jane's Information Group.

Сразу скажу, на Janes, лично я, ни чего не смог найти по этому аппарату. Зато нашёл ещё статьи в Западной прессе, но там как раз ссылаются на Janes. Можно ли им доверять? Не знаю. Время покажет.


Кстати, в других источниках данная машина имеет название Проект 4202.И утверждается что она имеет ядерную силову установку. Работы в этой области велись ещё СССР, с 60-х годов (подробнее о них вы сможете узнат по этой ссылке), так ни чего фантастического в этом нет.

Единственное что можно сказать точно, так это то, что разговоры о гиперзвуковых пассажирских и военных самолётах идут с середины 80-х. Следовательно рано или поздно такой аппарат должен появиться.

Что смущает, а смущает меня то, что если Ю-71 реальная машина, то она появилась как то без промежуточных образцов техники.

На мой взгляд, прогресс в этой области должен был идти как то так: Сначала должны были появиться аппараты с крейсерской скоростью 5-7 000 км/час. Они должны были пойти в серию. На них бы отрабатывали технологии и тому подобное и постепенно подошли бы к скоростям порядка 11 000 км/час. А тут сразу, трах-бах и 11 000.

Однако, сразу отметать этот проект как фантастику я бы не стал. Понятно, что работы в этой области должны быть максимально засекречены. И все наши рассуждения о скоростях и иных ТТХ это чистой воды домыслы. Вполне возможно, что реальный Ю-71 и развивает, где-то 5 000 км/час.

Ну и внешний вид такого аппараты так же может быть какой угодно. Естественно ни каких фото в сети нет а рисунки представленные в этой статье это что называется – фантазии на тему…

http://alternathistory.org.ua/rossiiskii-giperzvukovoi-samolet-yu-71-proekt-4202-mif-ili-realnost


1000043308

alternathistory.livejournal.com

Обстоятельства

Информация о количестве топлива в баках Boeing 767 вычисляется системой индикации количества топлива (англ. Fuel Quantity Indicator System, FQIS) и отображается на индикаторах в кабине. FQIS на данном самолёте представляла собой два канала, вычислявших количество топлива независимо и сверявших результаты. Допускалась эксплуатация самолёта с только одним исправным каналом в случае отказа одного из них, однако в таком случае отображаемое количество должно было быть проверено поплавковым индикатором перед вылетом. В случае отказа обоих каналов количество топлива в кабине не отображалось бы; самолёт следовало признать неисправным и не выпускать в рейс.

После обнаружения неисправностей FQIS на других самолётах 767-й серии компания Boeing выпустила служебное сообщение о процедуре плановой проверки FQIS.
женер в Эдмонтоне проводил эту процедуру после прибытия борта C-GAUN из Торонто за день до происшествия. Во время этой проверки FQIS полностью отказала, и индикаторы количества топлива в кабине перестали работать. Ранее в том же месяце инженер сталкивался с такой же проблемой на том же самом самолёте. Тогда он обнаружил, что отключение второго канала автоматом защиты восстанавливает работоспособность индикаторов количества топлива, хотя теперь их показания основываются на данных только одного канала. Вследствие отсутствия запчастей инженер просто воспроизвёл найденное им ранее временное решение: отжал и пометил специальным ярлычком выключатель автомата защиты, отключив второй канал.

В день происшествия самолёт летел из Эдмонтона в Монреаль с промежуточной посадкой в Оттаве. Перед взлётом инженер сообщил командиру экипажа о возникшей проблеме и указал, что количество топлива по показаниям системы FQIS должно быть проверено поплавковым индикатором. Пилот неправильно понял инженера и счёл, что с этим дефектом самолёт уже летел вчера из Торонто. Полёт прошёл нормально, индикаторы количества топлива работали на данных одного канала.

В Монреале экипажи менялись, назад в Эдмонтон через Оттаву должны были лететь Пирсон и Кенталь. Сменяющийся пилот сообщил им о проблеме с FQIS, передав им своё заблуждение о том, что с этой проблемой самолёт летал и вчера. Кроме того, КВС Пирсон также неправильно понял своего предшественника: он счёл, что ему сообщили, что FQIS с того времени не работала вообще.


В процессе подготовки к полёту в Эдмонтон техник решил исследовать проблему с FQIS. Для проведения тестирования системы он включил второй канал FQIS — индикаторы в кабине перестали работать. В этот момент его позвали для проведения измерения количества топлива в баках поплавковым индикатором. Отвлёкшись, он забыл отключить второй канал, но метку с выключателя не убрал. Выключатель остался помеченным, и теперь было незаметно, что цепь замкнута. С этого момента FQIS совершенно не работала, и индикаторы в кабине не показывали ничего.

В журнале обслуживания самолёта велась запись всех действий. Там была и запись «SERVICE CHK — FOUND FUEL QTY IND BLANK — FUEL QTY #2 C/B PULLED & TAGGED…» («ПРОВЕРКА — ИНДИКАТОРЫ КОЛИЧЕСТВА ТОПЛИВА НЕ РАБОТАЮТ — АВТОМАТ ЗАЩИТЫ 2 КАНАЛА ОТЖАТ И ПОМЕЧЕН…»). Разумеется, это отражало неисправность (индикаторы перестали показывать количество топлива) и выполненное действие (отключение второго канала FQIS), но то, что действие устраняло неисправность, ясно указано не было.

Войдя в кабину, КВС Пирсон увидел именно то, что ожидал: неработающие индикаторы количества топлива и помеченный выключатель. Он сверился со списком минимально необходимого оборудования (англ. Minimum Equipment List, MEL) и выяснил, что в таком состоянии самолёт не пригоден к вылету. Однако в то время Boeing 767, совершивший первый полёт лишь в сентябре 1981 года, был весьма новым самолётом. Борт C-GAUN был 47-м выпущенным Boeing 767; авиакомпания Air Canada получила его менее чем за 4 месяца до происшествия. За это время в список минимально необходимого оборудования уже было внесено 55 исправлений, а некоторые страницы были всё ещё пусты, поскольку соответствующие процедуры ещё не были разработаны. Вследствие ненадёжности сведений списка в практику была внедрена процедура одобрения каждого полёта Boeing 767 техническим персоналом. Вдобавок к неправильному представлению о состоянии самолёта в предыдущих полётах, усиленному тем, что Пирсон увидел в кабине своими глазами, у него был подписанный журнал обслуживания, разрешавший вылет — а на практике разрешение техников имело бо́льший приоритет, чем требования списка.

ru-wiki.org

Глайдер самолет

Планёр Гимли (англ. Gimli Glider) — неофициальное название одного из самолётов Boeing 767 авиакомпании Air Canada, полученное им после необычного авиационного происшествия, произошедшего 23 июля 1983 года. Этот самолёт выполнял рейс AC143 из Монреаля в Эдмонтон (с промежуточной посадкой в Оттаве). Во время полёта у него неожиданно закончилось топливо и остановились двигатели. После продолжительного планирования самолёт успешно приземлился на закрытой военной базе Гимли. Все 69 человек, находившиеся на борту — 61 пассажир и 8 членов экипажа — выжили.

САМОЛЕТ
Boeing 767-233 (регистрационный номер C-GAUN, заводской 22520, серийный 047) был выпущен в 1983 году (первый полет совершил 10 марта). 30 марта того же года был передан авиакомпании Air Canada. Оснащён двумя двигателями Pratt & Whitney JT9D-7R4D.

ЭКИПАЖ
Командир воздушного судна — Роберт «Боб» Пирсон (англ. Robert «Bob» Pearson). Налетал свыше 15 000 часов.
Второй пилот — Морис Квинтал (англ. Maurice Quintal). Налетал свыше 7000 часов.
В салоне самолёта работали шестеро бортпроводников.

ОТКАЗ ДВИГАТЕЛЕЙ

На высоте 12 000 метров неожиданно прозвучал сигнал, предупреждающий о низком давлении в топливной системе левого двигателя. Бортовой компьютер показывал, что топлива более чем достаточно, но его показания, как затем выяснилось, были основаны на введённой в него ошибочной информации. Оба пилота решили, что неисправен топливный насос, и отключили его. Поскольку баки расположены над двигателями, под действием силы тяжести топливо должно было поступать в двигатели без насосов, самотёком. Но через несколько минут прозвучал аналогичный сигнал правого двигателя, и пилоты решили изменить курс на Виннипег (ближайший подходящий аэропорт). Несколько секунд спустя левый двигатель отключился, и они начали готовиться к посадке на одном двигателе.

Пока пилоты пытались запустить левый двигатель и вели переговоры с Виннипегом, опять прозвучал акустический сигнал отказа двигателя, сопровождавшийся другим дополнительным звуковым сигналом — длинным ударным звуком «бом-м-м». Оба пилота услышали этот звук впервые, так как ранее при их работе на тренажёрах он не звучал. Это был сигнал «отказ всех двигателей» (у данного типа самолёта — двух). Самолёт остался без электроэнергии, и большинство табло приборов на панели погасло. К этому моменту самолёт уже снизился до 8500 метров, направляясь к Виннипегу.

Как и большинство самолётов, Boeing 767 получает электричество от генераторов, приводимых в движение двигателями. Отключение обоих двигателей привело к полному обесточиванию электросистемы самолёта; в распоряжении пилотов остались только резервные приборы, автономно запитанные от бортового аккумулятора, в том числе и радиостанция. Ситуация усугублялась тем, что пилоты оказались без очень важного прибора — вариометра, измеряющего вертикальную скорость. Кроме того, упало давление в гидросистеме, поскольку гидронасосы также приводились в движение двигателями.

Однако конструкция самолёта была рассчитана на отказ обоих двигателей. Автоматически запустилась аварийная турбина, приводимая в действие набегающим потоком воздуха. Теоретически, генерируемого ею электричества должно быть достаточно для того, чтобы самолёт сохранил управляемость при посадке.

ПОСАДКА

КВС приноравливался к управлению «планёром», а второй пилот немедленно начал искать в аварийной инструкции раздел о пилотировании самолёта без двигателей, но такого раздела не было. К счастью, КВС летал на планёрах, вследствие чего он владел некоторыми приёмами пилотирования, которые лётчики коммерческих линий обычно не используют. Он знал, что для уменьшения скорости снижения следует поддерживать оптимальную скорость планирования. Он поддерживал скорость 220 узлов (407 км/ч), предположив, что оптимальная скорость планирования должна быть примерно такой. Второй пилот стал вычислять, долетят ли они до Виннипега. Он использовал показания резервного механического высотомера для определения высоты, а пройденное расстояние ему сообщал диспетчер из Виннипега, определяя его по перемещению отметки самолёта на радаре. Лайнер потерял 5000 футов (1,5 км) высоты, пролетев 10 морских миль (18,5 км), то есть аэродинамическое качество планёра составляло примерно 12. Диспетчер и второй пилот пришли к выводу, что рейс AC143 не долетит до Виннипега.

Тогда в качестве места посадки второй пилот выбрал авиабазу Гимли, на которой он раньше служил. Он не знал, что база к тому времени была закрыта, а взлётно-посадочная полоса № 32L, на которую они решили приземлиться, была переделана в трассу для автомобильных гонок, и посередине неё был поставлен мощный разделительный барьер. В этот день там проводился «семейный праздник» местного автоклуба, на бывшей ВПП проводились гонки и было много людей. В начинающихся сумерках взлётная полоса была подсвечена огнями.

Воздушная турбина не обеспечивала достаточного давления в гидравлической системе для штатного выпуска шасси, поэтому пилоты попытались выпустить шасси аварийно. Основные стойки шасси вышли нормально, а носовая стойка вышла, но не встала на замки.

Незадолго до посадки командир понял, что самолёт летит слишком высоко и слишком быстро. Он сбросил скорость самолёта до 180 узлов, а для потери высоты предпринял манёвр, нетипичный для коммерческих лайнеров — скольжение на крыло (пилот нажимает левую педаль и поворачивает штурвал вправо или наоборот, при этом воздушное судно быстро теряет скорость и высоту). Однако этот манёвр уменьшил скорость вращения аварийной турбины, и давление в гидросистеме управления упало ещё сильнее. Пирсон смог вывести самолёт из манёвра практически в последний момент.

Самолёт снижался на взлётную полосу, гонщики и зрители начали с неё разбегаться. Когда колёса шасси коснулись ВПП, командир нажал на тормоза. Шины мгновенно перегрелись, аварийные клапаны выпустили из них воздух, незафиксированная стойка носового шасси сложилась, нос коснулся бетона, высекая шлейф искр, гондола правого двигателя зацепила землю. Люди успели покинуть полосу, и командиру не пришлось выкатывать с неё самолёт, спасая людей на земле. Самолёт остановился менее чем в 30 метрах от зрителей.

В носовой части самолёта начался небольшой пожар, и была отдана команда начать эвакуацию пассажиров. Из-за того, что хвост был поднят, наклон надувного трапа в заднем аварийном выходе был слишком большим, несколько человек получили лёгкие травмы, однако серьёзно никто не пострадал. Пожар вскоре был потушен силами автолюбителей с десятками ручных огнетушителей.

Спустя два дня самолёт был отремонтирован на месте и смог улететь из Гимли. После дополнительного ремонта стоимостью около 1 млн долл. самолёт был возвращён в строй. 24 января 2008 года самолёт был отправлен на базу складирования в пустыне Мохаве.

Глайдер самолет

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Информация о количестве топлива в баках Boeing 767 вычисляется системой индикации количества топлива (англ. Fuel Quantity Indicator System, FQIS) и отображается на индикаторах в кабине. FQIS на данном самолёте представляла собой два канала, вычислявших количество топлива независимо и сверявших результаты. Допускалась эксплуатация самолёта с только одним исправным каналом в случае отказа одного из них, однако в таком случае отображаемое количество должно было быть проверено поплавковым индикатором перед вылетом. В случае отказа обоих каналов количество топлива в кабине не отображалось бы; самолёт следовало признать неисправным и не выпускать в рейс.

После обнаружения неисправностей FQIS на других самолётах 767-й серии корпорация Boeing выпустила служебное сообщение о процедуре плановой проверки FQIS. Инженер в Эдмонтоне проводил эту процедуру после прибытия борта C-GAUN из Торонто за день до происшествия. Во время этой проверки FQIS полностью отказала, и индикаторы количества топлива в кабине перестали работать. Ранее в том же месяце инженер сталкивался с такой же проблемой на том же самом самолёте. Тогда он обнаружил, что отключение второго канала автоматом защиты восстанавливает работоспособность индикаторов количества топлива, хотя теперь их показания основываются на данных только одного канала. Вследствие отсутствия запчастей инженер просто воспроизвёл найденное им ранее временное решение: отжал и пометил специальным ярлычком выключатель автомата защиты, отключив второй канал.

В день происшествия самолёт летел из Эдмонтона в Монреаль с промежуточной посадкой в Оттаве. Перед взлётом инженер сообщил командиру экипажа о возникшей проблеме и указал, что количество топлива по показаниям системы FQIS должно быть проверено поплавковым индикатором. Пилот неправильно понял инженера и счёл, что с этим дефектом самолёт уже летел вчера из Торонто. Полёт прошёл нормально, индикаторы количества топлива работали на данных одного канала.

В Монреале экипажи менялись, назад в Эдмонтон через Оттаву должны были лететь Пирсон и Квинтал. Сменяющийся пилот сообщил им о проблеме с FQIS, передав им своё заблуждение о том, что с этой проблемой самолёт летал и вчера. Кроме того, КВС Пирсон также неправильно понял своего предшественника: он счёл, что ему сообщили, что FQIS с того времени не работала вообще.

В процессе подготовки к полёту в Эдмонтон техник решил исследовать проблему с FQIS. Для проведения тестирования системы он включил второй канал FQIS — индикаторы в кабине перестали работать. В этот момент его позвали для проведения измерения количества топлива в баках поплавковым индикатором. Отвлёкшись, он забыл отключить второй канал, но метку с выключателя не убрал. Выключатель остался помеченным, и теперь было незаметно, что цепь замкнута. С этого момента FQIS совершенно не работала, и индикаторы в кабине не показывали ничего.

В журнале обслуживания самолёта велась запись всех действий. Там была и запись «SERVICE CHK — FOUND FUEL QTY IND BLANK — FUEL QTY #2 C/B PULLED & TAGGED…» («ПРОВЕРКА — ИНДИКАТОРЫ КОЛИЧЕСТВА ТОПЛИВА НЕ РАБОТАЮТ — АВТОМАТ ЗАЩИТЫ 2 КАНАЛА ОТЖАТ И ПОМЕЧЕН…»). Разумеется, это отражало неисправность (индикаторы перестали показывать количество топлива) и выполненное действие (отключение второго канала FQIS), но то, что действие устраняло неисправность, ясно указано не было.

Войдя в кабину, КВС Пирсон увидел именно то, что ожидал: неработающие индикаторы количества топлива и помеченный выключатель. Он сверился со списком минимально необходимого оборудования (англ. Minimum Equipment List, MEL) и выяснил, что в таком состоянии самолёт не пригоден к вылету. Однако в то время Boeing 767, совершивший первый полёт лишь в сентябре 1981 года, был весьма новым самолётом. Борт C-GAUN был 47-м произведённым Boeing 767; авиакомпания Air Canada получила его менее 4 месяцев назад. За это время в список минимально необходимого оборудования уже было внесено 55 исправлений, а некоторые страницы были всё ещё пусты, поскольку соответствующие процедуры ещё не были разработаны. Вследствие ненадёжности сведений списка в практику была внедрена процедура одобрения каждого полёта Boeing 767 техническим персоналом. Вдобавок к неправильному представлению о состоянии самолёта в предыдущих полётах, усиленному тем, что Пирсон увидел в кабине своими глазами, у него был подписанный журнал обслуживания, разрешавший вылет — а на практике разрешение техников имело бо́льший приоритет, чем требования списка.

Происшествие случилось в то время, когда Канада переходила на метрическую систему. В рамках этого перехода все Boeing 767, полученные авиакомпанией Air Canada, были первыми самолётами, использовавшими метрическую систему и работавшими с литрами и килограммами, а не с галлонами и фунтами. Все прочие самолёты использовали прежнюю систему мер и весов. По вычислениям пилота, на полёт в Эдмонтон требовалось 22 300 кг топлива. Измерение поплавковым индикатором показало, что в баках самолёта находится 7682 литра топлива. Для определения объёма топлива к дозаправке следовало перевести объём топлива в массу, вычесть результат из 22 300 и перевести ответ снова в литры. Согласно инструкциям авиакомпании Air Canada для самолётов других типов, это действие должен был выполнять бортинженер, но в составе экипажа Boeing 767 его не было: самолёт-представитель нового поколения управлялся только двумя пилотами. Должностные инструкции Air Canada не делегировали ответственность за эту задачу никому.

Литр авиационного керосина весит 0,803 килограмма, то есть верное вычисление выглядит так:

7682 л × 0,803 кг/л = 6169 кг
22 300 кг — 6169 кг = 16 131 кг
16 131 кг ÷ 0,803 кг/л = 20 089 л
Однако ни экипаж рейса 143, ни наземная команда этого не знали. В результате обсуждения было принято решение использовать коэффициент 1,77 — массу литра топлива в фунтах. Именно этот коэффициент был записан в справочнике заправщика и всегда использовался на всех остальных самолётах. Поэтому вычисления были таковы:

7682 л × 1,77 «кг»/л = 13 597 «кг»
22 300 кг — 13 597 «кг» = 8703 кг
8703 кг ÷ 1,77 «кг»/л = 4916 л
Вместо необходимых 20 089 литров (что соответствовало бы 16 131 килограммам) топлива в баки поступило 4916 л (3948 кг), то есть в четыре с лишним раза меньше необходимого. С учётом имевшегося на борту топлива, его количества хватало на 40—45 % пути. Поскольку FQIS не работала, командир проверил расчёт, однако использовал тот же самый коэффициент и, разумеется, получил тот же самый результат.

Компьютер управления полётом (КУП) измеряет расход топлива, позволяя экипажу следить за количеством сожжённого в полёте топлива. В обычных условиях КУП получает данные из FQIS, но в случае отказа FQIS начальное значение может быть введено вручную. КВС был уверен, что на борту 22 300 кг топлива, и ввёл именно это число.

Поскольку КУП сбрасывался во время остановки в Оттаве, КВС снова провёл измерение количества топлива в баках поплавковым индикатором. При пересчёте литров в килограммы снова был использован неверный коэффициент. Экипаж считал, что в баках 20 400 кг топлива, в то время как на самом деле топлива по-прежнему было меньше половины необходимого количества.
wikipedia

shvp.livejournal.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector