Человек под водой

На берегу скалистой бухты Виго, в Испании, много лет тому назад жил дворянин, по фамилии де Ла-Хоса.

Всю жизнь он пытался разбогатеть. Пробовал заниматься землепашеством — неудачно. Воевал, — слава и трофеи достались другим. Ещё не старый кабальеро поселился в захолустном поместье и коротал там свой век, слушая неумолчный гул океана.

Испания в ту пору вела одну из своих бесконечных войн. Противниками её на море были англичане и голландцы.

Однажды, проснувшись поутру, де Ла-Хоса увидел, что бухта полна кораблей. Испанский флот стоял на якоре. На свежем ветру развевались боевые флаги, до берега долетали тревожные команды офицеров. А в бухту медленно входила англо-голландская эскадра.

Завязалось сражение. Испанцам не везло. Их корабли тонули или взрывались один за другим.

Сотни жителей в молчании наблюдали с берега эту драму. А когда сражение закончилось, в толпе пронёсся слух, что среди погибших кораблей есть несколько парусников с золотом, вывезенным из Америки.


Незадачливый де Ла-Хоса потерял покой. Богатство, о котором он мечтал всю жизнь, лежало под боком. Стоит только опуститься на дно моря… Но каким образом?

И кабальеро засел за старинные книги. Торопливыми пальцами перелистывал он пожелтевшие страницы. Картины, одна заманчивее другой, вставали перед ним.

Индийские пловцы опускались на дно и приносили оттуда в плетёных сумках чёрные скользкие раковины. Между разбитыми створками тихим светом мерцали молочно-белые жемчужины. .. Китайские рыбаки собирали на бурых отмелях диковинное лакомство — шишковатых червей-трепангов… Ага, вот и описание способов погружения. Ловцы жемчуга ныряли, зажав между ног плоский камень… Не то… Ассирийские воины переходили по дну реки, дыша через тростниковые трубки,.. Не то… Вот оно: древние греки мастерили из досок обшитый кожей и медью колокол и опускали его вместе с человеком под воду. Человек сидел в воздушном пузыре под колоколом и осматривал под собою Дно…

Де Ла-Хоса прищёлкнул пальцами. Наконец-то подводное золото становилось доступным.

— Теперь за дело!

Во дворе маленькой усадьбы закипела работа. Плотники сбили из толстых дубовых досок ящик, кузнец обтянул его медными обручами, к ящику привязали два толстых каната — и колокол был готов.

Можно погружаться.

Но кабальеро не спешил. Он по-прежнему сидел в своей комнате и читал.

Море не только звало, оно и пугало. Истории одну страшнее другой, рассказывали в книгах бывалые мореходы.


Олаф Магнус писал о морском змее, которого видели у норвежских берегов: «Змей этот живёт в расселинах скал… Тело его покрыто чешуёй. Шея обросла гривой. Подняв над водой шею, подобную мачте, хватает он с палубы неосторожных матросов и уносит их в океан».

В старинных книгах говорилось, что в море живут рыбы-прилипалы, останавливающие корабли, и коварные девы-сирены, которые пением увлекают моряков навстречу гибели.

Голландец Эгеде рассказывал о случае, который произошел с ним во время плавания по суровой Атлантике: «6 июня 1734 года показалось большое и страшное морское чудовище, которое, так высоко поднялось из воды, что голова его приходилась в самой середине мачты. Чудовище имело длинную острую морду, широкую пасть и выскакивало из воды, как кит…»

А акулы? В сочинении греческого историка описан случай, когда акула схватила водолазный колокол и утащила его вместе с человеком на глубину…

Бр-р-р! Это уже слишком.

Де Ла-Хоса бережно ставит на полку переплетённый в кожу том и, подойдя к окну, сумрачно смотрит на дощатый колокол. Сокровища могут лежать спокойно. Он раздумал…

В тот же день, по приказанию кабальеро, ненужный колокол был сброшен со скалы в бухту, где лежали погибшие корабли.

Над Невой моросил дождь.

У бревенчатого сарая, на скользком причале, толпой стояли чиновники и генералы. В стороне жалась горстка мастеровых.

Ждали Петра.

— Вон, этот самый, Никонов и есть, — объяснял один чиновник другому, тыча пальцем в сторону человека, неспокойно ходившего поодаль. Человек был худ, бородат и одет в поношенное крестьянское платье. — Потаённое судно собственноручно построил. В сарае замкнуто… Скоро ли?


Пётр появился внезапно. Ещё издали нетерпеливо махнул рукой.

Забегали мастеровые. Сбив замок, распахнули сарай. В полутьме открылось необычное судно: заваленная набок бочка с горловиной наверху и парой коротких, как рыбьи плавники, вёсел.

Четверо парней, ухватив её за бока, поволокли к воде, с плеском спустили в реку.

Никонов перекрестился, слез с причала на свою бочку, через горловину забрался внутрь.

Люк закрыли.

Некоторое время судёнышко оставалось на воде, потом качнулось и стало тонуть.

В толпе зашумели. У Петра от любопытства округлились глаза. Подавшись вперёд, он смотрел на диковинное зрелище.

Прошло несколько минут. Вода зарябила, из нее показался жёлтый верх бочки. Её подтянули к берегу, открыли люк. Вылез Никонов. Едва не бултыхнувшись с вёрткого судна в воду, он перебрался на причал.

Генералы молчали. Что скажет государь?

Пётр весело и неожиданно захохотал, подскочил к мужику и крепко его обнял.

Это был успех…

Но последующая история судна сложилась печально. Пётр умер. Новое судно, построенное Никоновым уже не в виде бочки, а в натуральную величину, из-за разного рода неполадок так и не увидело воды.

29 января 1728 года решением Адмиралтейств-коллегии Ефим Никонов, «за те его недействительные строения и за издержку не малой на то суммы» был лишён звания корабельного мастера и сослан на астраханскую верфь.


Так окончилась одна из первых в истории попыток создания подводного корабля.

Жюль Верн жил в столице Франции — Париже.

Вечерами он любил прогуливаться по набережной Сены. Ленивое течение реки уносило на запад чёрные листья каштанов. Дома и мосты мешали видеть их путь.

Но Жюль Верн видел дальше и больше, чем окружающие. Он был писателем. Он умел мечтать. В его книгах люди совершали полёты к Луне, путешествовали в самоходных паровых домах, опускались к центру земли.

libking.ru

Стоял замечательный июльский вечер 1926 года. За стеной Новороссийского каботажного порта звучала мелодия вальса. На танцевальной площадке кружились пары. Молодежь веселилась после трудового дня. Несколько старых моряков, пыхтя трубочками, сидели на стенке мола.

В разгар веселья на каменных ступенях лестницы, спускавшейся прямо в море, появилось раздутое зеленое чудище в медном шлеме. Тяжело ступая пудовыми башмаками и волоча за собою длинный шланг, чудище подошло к одной из девушек, неуклюже поклонилось ей, покружилось с опешившей партнершей, снова неуклюже поклонилось и, с трудом сойдя по каменным ступеням, скрылось в морской пучине. Только пузыри забулькали там, где скрылся в воде таинственный и странный танцор…


Морское чудище было самым обыкновенным водолазом. Никто в разгаре веселья не заметил, откуда он появился. Только старички, хитро перемигнувшись, пуще прежнего задымили носогрейками. Морякам со стенки мола был хорошо виден стоявший неподалеку водолазный бот. На его палубе качальщики вращали колеса помпы, подавая воздух своему товарищу, решившему озорно подшутить над танцующими.

Человек — не рыба и жить в воде не может. Спуститься надолго под воду без специального снаряжения невозможно. Поэтому танцор, столь неожиданно вылезший из воды, напоминал нелепое зеленое чудище: ведь он был одет в особый водолазный костюм.

Без воздуха длительный спуск под воду и работа на глубине остались бы мечтой. Чтобы нырнуть под воду на короткое время, не требуется никакого специального костюма или снаряжения. Ведь ныряют же охотники за жемчугом или ловцы губок на морское дно без всяких приборов. Натренированный ловец жемчуга способен пробыть на дне моря несколько минут. Но совсем другое дело — спуститься под воду надолго и работать там, например, при спасении и подъеме затонувшего корабля. В этих случаях требуется специальное водолазное снаряжение.

К услугам современного водолаза имеются два вида костюмов. Один из них «сшит» из прорезиненной ткани. Это легкий водолазный скафандр. С его помощью удалось спуститься на 180 метров.

Однако мягкие скафандры не могут противостоять давлению воды: оно тем больше, чем глубже погружается водолаз,— ведь с погружением на каждые 10 метров давление увеличивается на одну атмосферу.
ачит, на большой глубине мягкий скафандр не может защитить человека от давления воды. Оно передается организму. Грудная клетка сдавливается, дышать на большой глубине воздухом нормального давления невозможно. Следовательно, водолазу необходимо подавать воздух, сжатый до определенной величины. До какой же? Очевидно, его надо сжать так, чтобы он мог уравновесить давление воды на данной глубине погружения.

Но когда начались первые глубоководные спуски, водолазы стали заболевать каким-то непонятным тяжким недугом. В чем же дело?

Известны существа, живущие на громадных глубинах. Так, рыба макрурус привыкла жить на глубине 300 метров. Морская щука забралась еще глубже — на 600— 900 метров. Раненый кит, стремясь уйти от преследования, порой ныряет на 750—1000 метров. Наконец, науке известны морские животные, благополучно обитающие даже на 11-километровой глубине!

Но как ведут себя на большой глубине «сухопутные» животные?

Ученый Поль Бэр поместил в герметически закрытый сосуд — так называемую барокамеру — собаку и голубя и стал нагнетать туда воздух. Сквозь толстое стекло ученый следил за поведением подопытных существ. Вот стрелка манометра, пульсируя, остановилась у цифры «8». Собака и голубь преспокойно сидели в барокамере. При давлении в 10 атмосфер они начали сильно метаться, а при 17 атмосферах погибли.


Эти опыты убедили ученого, что сильно сжатый воздух действует пагубно на организм птицы и собаки. А как будет вести себя в подобных условиях человек? Как его организм станет отзываться на действие сжатого воздуха? Чтобы ответить на этот вопрос, требовался опыт, а не только расчет. Опыт над людьми. Без этого покорение морских глубин было бы невозможно. Тем более, что спуски водолазов на дно морей все чаще и чаще заканчивались трагически.

В 1915 году на глубине 60 метров затонула американская подводная лодка. Водолаз, спущенный для обследования погибшего корабля, запутался в снастях. Как ни бился он, стараясь высвободиться, сколько ни дергал сигнальный линь — все было напрасно. Море крепко держало своего пленника. Целых три часа провисел водолаз в морской бездне, пока ему, наконец, удалось распутать трос. Водолаза немедленно подняли наверх, но через несколько минут он заболел сильнейшим воспалением легких и едва выжил.

Прошло два года. В Англии под воду спустился молодой, здоровый водолаз. Он должен был найти на глубине 50 метров мину заграждения. Пробыв на дне всего сорок минут, водолаз через девять минут после подъема на поверхность почувствовал себя плохо, а спустя еще семь минут скончался. В акте медицинского вскрытия говорилось: «.. .в сердце, печени, селезенке и вообще венозной системе оказались большие количества воздуха».

Вот в чем дело! Сжатый воздух, которым дышал на глубине водолаз, выступал в подобных случаях как убийца или как виновник тяжких заболеваний.


Немецкий инженер Штельцнер и водолазный инструктор забрались в барокамеру, чтобы проверить на себе действие сжатого воздуха. Давление в барокамере подняли до 8 атмосфер, а это все равно, что спуститься на глубину 80 метров. На этой «глубине» Штельцнер и его товарищ пробыли всего десять минут. Находясь в барокамере, Штельцнер для опыта попробовал закурить папиросу. И что же? Не успел он сделать и двух затяжек, как от папиросы след простыл — так сильно действовал кислород: бумага моментально сгорела, а табак остался почти нетронутым.

Дышалось в барокамере с трудом; носом дышать было невозможно. Приходилось дышать широко раскрытым ртом, чтобы втянуть в легкие густой воздух. Попробовали заговорить — речь была гнусавой, шепелявой, понять друг друга они не смогли. Штельцнер попытался свистнуть — ничего из этой затеи не получилось: легкие не могли преодолеть давления воздуха. Товарищ Штельцнера уронил носовой платок. Кусок ткани долго парил в сгущенном воздухе, пока лениво не опустился на пол барокамеры.

Наконец, Штельцнер дал сигнал. Давление в барокамере стало быстро падать. Но выйти из нее люди не могли: появились резкие, стреляющие боли в суставах и в груди. Пришлось срочно «нырять» опять на глубину — поднимать давление в барокамере. Только медленное, постепенное снижение давления позволило Штельцнеру и его товарищу благополучно покинуть «глубины моря».

Всего десять минут пробыли они в барокамере, но долгих десять часов пришлось «выдерживать» людей, пока не удалось полностью устранить пагубное действие сжатого воздуха на организм.


Лишь после долгих поисков, исследований и рискованных опытов, подобных описанному, удалось выяснить, что в крови и в других тканях человеческого организма под давлением на большой глубине растворяется азот воздуха, и чем больше давление, тем больше растворяется в крови этого газа. Людей с больших глубин приходится поднимать медленно, чтобы дать возможность азоту, растворившемуся в крови, постепенно выйти из нее. В противном случае, при быстром подъеме азот выделится быстро в виде пузырьков и может полностью или частично закупорить жизненно важные сосуды. Эта болезнь получила название кессонной. Впервые ее наблюдал русский врач Гомель в 1820 году у рабочих, которые долгое время пробыли в атмосфере сжатого воздуха в кессонах — такие специальные камеры устраивались при сооружении мостов. Быстро выходя на поверхность, рабочие заболевали.

Когда установили причину этого опасного заболевания, нашли и меры борьбы с ним. Один из способов — создание искусственной атмосферы для дыхания водолазов. Американские исследователи Джоан Мембери и Эдвина Линка составили искусственную атмосферу из смеси газов кислорода и гелия. В такой искусственной среде, как полагают эти исследователи, человек сможет работать и спокойно дышать при давлении 92 атмосферы! Смесь, по сообщениям журнала «Сайенс», состоит из 25 процентов гелия и 75 процентов кислорода. В искусственной атмосфере жили мыши, причем давление доводилось до 40, а потом и до 92 атмосфер; с животными ничего не случилось. Правда, и тут применили ступенчатое снижение давления — каждые пять минут на 2 атмосферы.


Теперь помпы нагнетают водолазам кислородно-гелиевый «воздух». Но почему именно гелий? Потому что он гораздо скорее выходит из тканей организма. Точно знают теперь и правила спуска на большие глубины. Угроза кессонной болезни сведена на нет. Сжатый воздух превратили из недруга в помощника подводных мастеров, и завоевание морских глубин двинулось вперед семимильными шагами *.

.. .На место аварии судна прибыла водолазная партия. Матрос надевает шерстяное белье, а затем товарищи помогают ему облачиться в плотный комбинезон из прорезиненной ткани. В верхней части резиновой рубахи имеется медный нагрудник, так называемая манишка. На голову водолазу надевают круглый медный шлем со смотровым стеклом. Шлем наглухо привинчивают болтами к манишке. На спину и грудь навешивают свинцовые грузы, а ноги обувают в башмаки со свинцовыми галошами.

Вес водолаза в таком снаряжении составляет 160 килограммов. Но в воде он весит всего лишь 10 килограммов: согласно закону Архимеда, водолаз теряет в своем весе столько, сколько весит вытесненная им вода.

Водолаза опоясывают прочным канатом. К шлему прикрепляют резиновый кабель телефона и шланг. Все готово — можно спускаться. Пущена в ход воздушная помпа. Водолаз сначала по лесенке, а потом на тросе начал опускаться под воду. Тысячи пузырьков стаей взлетели на поверхность моря.

Этот костюм и есть мягкий водолазный скафандр. Но есть и другая одежда водолазов — жесткий скафандр. Он сшит из толстой стали. Она надежно защищает водолаза от губительного давления воды. Человеку, облаченному в такой костюм, не приходится дышать сжатым воздухом. По шлангу ему подают с поверхности воздух при нормальном давлении. Но у жесткого скафандра имеются свои крупные недостатки: он делает водолаза малоповоротливым, неуклюжим. Работать приходится с помощью особых клешней, высовывающихся из стального цилиндра. Это сильно стесняет действия водолаза. Кроме того, на большой глубине давление воды заклинивает гибкие сочленения «рук» и «ног» аппарата, что порой вообще приостанавливает работу водолаза. Именно поэтому наибольшая глубина, которой удалось достигнуть в жестком скафандре (и на которой водолаз еще мог сносно работать), не превышает 200—250 метров.

Многие из вас, возможно, видели замечательный советский фильм «В Тихом океане», французский широкоэкранный кинофильм «Мир без солнца» и итальянский— «Голубой континент». Все они показывают, как человеку удалось превратиться в рыбу. На голове у пловца прозрачный шлем-маска, а на ногах резиновые ласты вроде рыбьих хвостов. Человек свободно ныряет на дно, разгуливает там будто у себя дома, даже дразнит осьминогов и акул…

Чем же дышит человек-рыба?

Конечно, не жабрами, их у него нет. Ныряльщик дышит при помощи прибора акваланга (по-латыни — «подводные легкие»). За спиной у пловца прикреплены стальные баллоны.

В них заблаговременно накачивают сжатый воздух. На лицо надевают легкую маску. К ней от баллонов идет гибкий резиновый шланг. Негодный для дыхания воздух пловец выпускает через особый клапан.

В декабре 1962 года швейцарец Ганс Келлер спустился с аквалангом на рекордную глубину 302 метра! Обычно же аквалангисты погружаются до глубины 20—30 метров. Запаса сжатого воздуха хватает на 30—40 минут пребывания на предельной глубине.

Борьба за глубины увенчалась полным успехом лишь с появлением гидростатов и батискафов — этих кораблей океанских глубин. 23 января 1960 года в 13 час. 06 мин. батискаф «Триест» с Жаком Пикаром и Доном Уоллшем на борту достиг дна Марианской впадины в Тихом океане. Глубина погружения составила 10 919 метров — почти одиннадцать километров воды над головой! В этой океанской пучине целиком спрячется высочайшая горная вершина земного шара Эверест, да еще над снежной шапкой горного исполина останется добрых два километра воды!..

  • «Садко» — гость морской
  • Укротитель волн
  • Пожиратель скорости
  • Доктор Сжатый Воздух

www.stroitelstvo-new.ru

  1. На какую глубину может погрузиться человек без аппарата, на одной задержке дыхания?
  2. Когда впервые проводились водолазные работы на Байкале?
  3. Сколько времени может работать под водой водолаз?
  4. В чем преимущество водолаза в скафандре перед аквалангистом?
  5. Когда впервые использован на Байкале акваланг для исследования?
  6. С помощью каких аппаратов и когда совершены глубоководные погружения в Байкале?
  7. Каковы основные технические и эксплуатационные характеристики подводных аппаратов, совершивших погружение на Байкале?
  8. Сколько человек могло погружаться в глубоководных аппаратах?
  9. На какую глубину погружался человек в Байкале?
  10. Что нового дали ученым исследования с помощью глубоководных аппаратов?
  11. Когда были сделаны первые подводные фотоснимки в Байкале?
  12. Кто сделал первые подводные цветные снимки в Байкале?
  13. Может ли цветная фотография воспроизвести истинные цвета подводных объектов?
  14. Как получают фотоснимки дна Байкала?
  15. Для чего используют подводное телевидение?
  16. Что такое кессонная болезнь?
  17. Почему водолазы не дышат чистым кислородом?
  18. Что такое азотный наркоз?

685. На какую глубину может погрузиться человек без аппарата, на одной задержке дыхания?

Собирательницы жемчужных раковин японские женщины без аппаратов ныряют на глубину до 15—20 м. Туземцы с Богамских островов также без дыхательных аппаратов, только в очках, ныряют за раковинами до сот­ни раз в день и так в течение всей недели на глубину до 43 м.

Жак Майоль, 19-летний француз, нырнул на глубину 60 м, позднее он же совершил погружение до 100-метро­вой глубины.

Энцо Майорка, сицилийский спортсмен, погрузился до 64 м, а американский моряк Р. А. Крафт на 75-метровую глубину. Хорошо тренированные  искатели  жемчуга и спортсмены-ныряльщики могут находиться под водой на задержке дыхания до 2,5—3 мин, большинство же людей проводят под водой не более 1 мин.

686. Когда впервые проводились водолазные работы на Байкале?

В начале нашего века, когда строилась Транссибир­ская железная дорога, портовые и берегоукрепительные сооружения.

687. Сколько времени может работать под водой водолаз?

Водолаз, проработавший 2 ч. на глубине 30 м, должен потратить еще 2 ч 12 мин для подъема на поверхность. При трехчасовом пребывании на этой глубине на декомпрессию потребуется более 19 ч. Водолазы, живущие в подводных домах, могут работать под водой несколько не­дель подряд, поскольку их кровь насыщается газами в течение первых суток и время декомпрессии больше не увеличивается, независимо от того, сколько они находят­ся под водой.

688. В чем преимущество водолаза в скафандре перед аквалангистом?

В большей безопасности и в наличии телефонной связи с поверхностью. Водолаз в скафандре может ра­ботать в течение нескольких часов на глубине 60 м, то есть на глубине, недоступной ныряльщику без акваланга со специальной дыхательной смесью. Зато аквалангисты обладают значительно большей подвижностью, чем водо­лазы. Они совершали погружения до 119 м, что недоступ­но водолазу в легком скафандре.

На Байкале в 1975 г. в бухте Б. Коты аквалангисты Н. С. Резников, А. М. Мурахвери и И. П. Сударкин с аквалангами марки «Украина» на сжатом воздухе спус­тились на 93 м. и взяли пробы грунта. При всплытии они на глубине 10—12 м. делали остановку для деком­прессии в подводном убежище «Спрут». В 1968 г. амери­канские аквалангисты совершили выход из подводной лодки «Дип Дайвер» с гелиевой дыхательной смесью на глубине 213 м. По последним сведениям, аквалангисты перекрыли и эту глубину. Как сообщает исследователь подводных глубин Р. Л. Бенц, аквалангисты с гелиово-кислородной дыхательной смесью выходили из глубоко­водного водолазного комплекса МК-2 на глубине 335 м. и работали там продолжительное время. В настоящее время испытываются акваланги с замкнутым циклом, которые позволят дышать безопасными смесями на глу­бинах более 300 м.

В последние годы рекорд проникновения аквалангис­тов в морские глубины составляет 565 м. А в барокамере аквалангисты сумели выдержать барометрическое давле­ние 152 атм., что соответствует давлению на глубине 1520 м. В опытах на животных удается успешно «погру­зить» их на глубину 2700 м. Вероятно, и человеческий организм может перенести еще большее барометрическое давление.

689. Когда впервые использован на Байкале акваланг для исследования?

Легководолазные костюмы использовались для изуче­ния переноса береговых наносов на Байкале с 1953 г. С начала 1970-х гг. проводятся исследования фауны (бен­тоса) и биоценозов, а также изучение устройств по выбросу промстоков БЦБК в Байкал. Установлено, в частности, что оголовок трубопровода, через который сбрасываются в озеро промстоки, выполнен не по проекту, без рассеивающих устройств, которые должны были обес­печить быстрое их разбавление и смешивание с боль­шим объемом воды.

690. С помощью каких аппаратов и когда совершены глубоководные погружения в Байкале?

Погружения совершались в автономных глубоковод­ных аппаратах «Пайсис-VII» и «Пайсис-XI» канадского производства. Эти аппараты способны погружаться на глубину до 2000 м. В 1977 г. исследовались подводные склоны в южной котловине Байкала вдоль северо-запад­ного берега в Лиственичном заливе и в бухте Коты. В это же время осуществлено и рекордное для Байкала погружение на глубину 1410 м. Итогом явились интерес­ные научные данные и материалы, которые раньше по­лучить было невозможно.

691. Каковы основные технические и эксплуатационные характеристики подводных аппаратов, совершивших погружение на Байкале?

Аппараты «Пайсис» имели сравнительно небольшие габариты: ширина 3,6, высота и длина 4 м, вес около 11 т. При таких размерах и весе аппараты легко транс­портировать самолетом в любой нужный район. Их энер­гообеспечение производится от аккумуляторных батарей, смонтированных на наружной оболочке. Каждый аппарат снабжен двумя четырехлопастными движителями диа­метром около 30 см, прикрепленными с боков и приводи­мыми в движение электромоторами постоянного тока по 3 л. с. каждый. При наклоне продольной оси движителей аппарат погружается или всплывает. При их работе в го­ризонтальном положении происходит его линейное перемещение, а при вращении движителей в противоположном друг от друга направлении аппарат поворачивается на месте.

Глубоководные аппараты «Пайсис» — это, по суще­ству, миниатюрные подводные лодки. Они плавают со скоростью до 4 узлов и могут находиться в подводных условиях до 72 ч. Аппараты «Пайсис», в отличие от дру­гих глубоководных аппаратов, оснащены наружными ма­нипуляторами, которые позволяют отбирать пробы грун­та донных отложений и биологические объекты и поме­щать их в магазин для хранения, оборудованный на на­ружной обшивке. Аппараты оснащены телеприемной и киносъемной аппаратурой, позволившей во время по­гружения, отснять фильм о виденном.

692. Сколько человек могло погружаться в глубоководных аппаратах?

В морских условиях возможно погружение 3 чело­век — 2 пилотов и наблюдателя с полным набором ап­паратуры для наблюдений и жизнеобеспечения. В прес­ной воде, плотность которой меньше морской, для со­хранения экипажа из 3 человек и обеспечения нулевой, плавучести пришлось отказаться от некоторого оборудо­вания и снять часть аппаратуры, главным образом ис­следовательской.

693. На какую глубину погружался человек в Байкале?

В 1977 г. акванавты Института океанологии им. П. П. Ширшова АН СССР и Лимнологического института СО АН СССР в специальном глубоководном аппарате со­вершили в Байкале погружение на глубину 1410 м. Все­го на Байкале совершено 42 погружения, из них 5 до глубины свыше 1000 м.

694. Что нового дали ученым исследования с помощью глубоководных аппаратов?

Углубились наши знания о пределах распростране­ния организмов в Байкале. В частности, до глубины 80 м. и более встречены живые, прикрепленные ко дну водоросли. До этого находки только планктонных водо­рослей рассматривались как случайное попадание при вертикальном перемешивании воды или осаждении от­мирающих водорослей. На глубинах до 1000 м. встре­чены простейшие колониальные организмы — губки Baicalospongia и Swarchcwskia. Обычно эти организмы встречались в мелководной зоне. Было известно, что живут они постоянно в симбиозе с фотосинтезирующими водорослями, которые им придают зеленую окраску, и поэтому считалось, что на больших глубинах губки без водорослей жить не могут. Оказалось, что губки на больших глубинах живут без водорослей-симбионтов, хо­рошо себя чувствуют и размножаются. При погружении на глубину ученые установили неоднородность распре­деления в водной толще планктонных организмов. Вы­яснилось также, что голомянка при погружении или всплытии на определенных глубинах делает остановки и как бы впадает в сонное состояние, а подъем к по­верхности или опускание на глубину осуществляет по кратчайшему пути, то есть вертикально.

Любопытно, что поверхностный слой донных отло­жений на глубине имеет волнистый характер, несколько напоминающий рябь на песке мелководья, хотя течения там так малы и ряби образовать не могут. Важным было наблюдение, что бычки (Procotlus major) на больших глубинах прячутся в вырытые ими норы, что глубоковод­ные организмы в Байкале не светятся и др.

695. Когда были сделаны первые подводные фотоснимки в Байкале?

На Байкале подводную фотографию начали делать с организацией исследований с помощью аквалангов. Первые фотографии подводных сюжетов были сделаны в 1961 г. аквалангистами-любителями клуба «Альбатрос» (Иркутск). В 1963г. студия «Киевнаучфильм» сделала подводные киносъемки о жизни байкальских организ­мов.

696. Кто сделал первые подводные цветные снимки в Байкале?

Свердловская киностудия в 1975 г. при съемке пер­вого  подводного  фильма.

697. Может ли цветная фотография воспроизвести истинные цвета подводных объектов?

Это возможно подбором соответствующих голубых и зеленых фильтров. В чистой мелкой воде глаз человека автоматически корректирует цветовые оттенки, а на фо­топленке все предметы приобретают зелено-голубую ок­раску. Для получения истинных цветов, лучше всего пользоваться искусственными источниками света вблизи объекта.

698. Как получают фотоснимки дна Байкала?

Различными способами, в зависимости от задач, сто­ящих перед исследователями, — фотоаппаратами, за­ключенными в специальный бокс; с помощью телевизи­онной установки с телеэкрана; с борта исследователь­ского судна или лодки обычным фотоаппаратом; с са­молета, оборудованного специальными аппаратами; с искусственных  спутников  Земли.

699. Для чего используют подводное телевидение?

Оно применяется для осмотра дна подводных частей корабля, а также для биологических и геологических исследований. Биологи изучают распределение и численность бентосных животных, живущих на поверхности дна; геоморфологи и геологи — материал, которым сложены донные отложения, структуру обнаженных горных пород, движение донных наносов и др. На Байкале подводная телевизионная установка впервые использовалась в 1965 г. В последующие годы она широко используется гидробиологами, ихтиологами и маммологами для изучения жизни водных животных.

700. Что такое кессонная болезнь?

Кессонная болезнь — это болезнь декомпрессии (снижение давления). Она возникает при дегазации тканей организма, насыщенных азотом. Для того, чтобы водолаз мог работать под водой, он должен дышать воздухом, находящимся под давлением, соответствующим глубине по­гружения. При этом кислород расходуется на физиологические процессы в организме, а азот остается растворенным в крови и тканях. Если водолаз поднимается на поверхность, не пройдя всех требуемых стадий декомпрессии, то при быстром изменении наружного давления растворенный азот в крови и тканях превращается в газообразный, происходит дегазация, при которой обра­зуются пузырьки азота. Они закупоривают кровеносные сосуды, что вызывает боли, параличи, потерю сознания  и даже смерть.

701. Почему водолазы не дышат чистым кислородом?

Кислород под давлением оказывает отрицательное воздействие на центральную нервную систему челове­ка. Симптомами кислородного отравления являются су­дороги, головокружение и тошнота, возможна смерть. Симптомы кислородного отравления напоминают поведе­ние водных животных при повышении давления. В чем причина такого внешнего сходства — пока не выяснено.

702. Что такое азотный наркоз?

Это нарушение мозговой и мыслительной деятельно­сти под влиянием высоких концентраций азота в крови. Азотный наркоз возникает обычно при дыхании сжатым воздухом на глубине более 90 м. При азотном наркозе мысли водолаза становятся бессвязными, а самоконтроль нарушается. При увеличении глубины, а следовательно и давления может наступить потеря сознания и даже смерть.

Чтобы избежать азотного наркоза на больших глубинах, аквалангисты разработали специальные гелиево-кислородные дыхательные смеси. Гелий менее растворим, чем азот, в жидких тканях (в плазме крови) и особенно и жирах. При насыщении организма газами гелия он по­глощается в 2,5 раза меньше, чем азот, особенно в белом веществе мозга. Выделение же гелия из организма после длительного пребывания под давлением в 2 раза быст­рее, чем азота. Симптомы кессонных заболеваний при дыхании смесью гелия с кислородом протекают также легче.

Гелий почти не оказывает вредного  наркотического действия, которым обладает азот под повышенным дав­лением, что позволило значительно увеличить предель­ную глубину погружения водолазов. При давлении, со­ответствующем  глубине  30 м,  воздух становится  более плотным, и сам процесс дыхания стоит ныряльщику боль­ших усилий. На глубине более 90 м. дыхание отнимает у человека так много сил, что какая-либо полезная ра­бота становится уже почти невозможной. Для того, чтобы сделать дыхательную смесь менее плотной, азот заменя­ют гелием. Однако гелий обладает высокой теплопровод­ностью, поэтому при работе в холодной воде водолаз теряет много тепла. Кроме того, гелий настолько изме­няет голос человека, что радиотелефонная связь становится почти невозможной, причем с глубиной, то есть с повышением давления дыхательной смеси, неразборчи­вость речи увеличивается.

 

Источник: глава «Человек на Байкале» из книги академика Галазия Г. И. «Байкал в вопросах и ответах» (1989)

pro-baikal.ru

Можно поискать в Интернете — в СПб ведомостях была статья про наших водолазов-подводников из НИИ ВМФ под Питером. Космонавтам до них далеко… Эти в барокамере на 500 м «погружались». Полгода, по-моему, эта эпопея длилась…

Вот, нашел ссылку: Управление изменениями в компании | Лидерство | Акванавт Храмов. Глубина 500 метров

На глубине 500 метров.
Гипербарический рубеж акванавта Храмова.
Аркадий Пинчук, опубликовано «Санкт-Петербургские Ведомости», 18 марта 2000 г.

С кем бы какая беда ни случилась, что бы в барокомплексе ни произошло, на помощь извне рассчитывать нельзя. На весь цикл декомпрессии, на все 28 дней экипаж отрезан от мира. И чтобы выстоять, надо обладать человеческими качествами самой высокой пробы. Как у того благородного металла, из которого отлита Звезда Героя России, полученная капитаном первого ранга Анатолием Храмовым за проявленное мужество.

Он достаточно ясно понимал, на что идет. И так же отчетливо представлял возможные опасности, последствия. Потому своим домашним впервые за много лет сказал неправду: уезжаю в командировку, вернусь через два месяца. Хотя полной уверенности, что вернется, у него не было.

Провожали Анатолия Храмова и его товарищей, как в космос. Многое, что предстояло сделать экипажу, сопровождалось словом «впервые». 500 метров. Две недели акванавты жили и работали на этой глубине, испытывая новые образцы водолазных глубоководных снаряжений, возможности человека. Субъективные ощущения и оценки должны были впоследствии стать объективными результатами эксперимента, который по степени сложности, опасности, ценности полученных данных сегодня заслуженно называют подвигом. Это, как говорится, момент истины. Путь же к нему был тернист и долог.

Начался этот путь в те годы, когда он впервые пришел в Ленинградский Дворец Пионеров на занятия юношеского клуба космонавтики. Продолжился в знаменитой Дзержинке, где любознательному курсанту порекомендовали перейти на обучение по вновь открытой специальности – аварийно-спасательной, водолазной. Окончательно определился во время службы на Северном флоте.

В конце 80-х Храмова направили в 40-й НИИ аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ. Этот институт со дня своего рождения занимался вопросами поисково-спасательного обеспечения ВМФ. Здесь разрабатывались технологии и техника помощи аварийны кораблям, тушения пожаров, откачки воды в больших объемах, снятие с мелей и подъем затонувших кораблей, буксировка, спасение личного состава. В том числе из подводных лодок, лежащих на грунте.

Первые образцы глубоководного снаряжения были созданы еще в годы Великой Отечественной. А в первые послевоенные годы уже состоялся спуск водолаза в этом снаряжении на глубины до 300 метров. Эксперименты по длительному пребыванию на глубине от 100 до 300 метров состоялась уже в конце 70-х на советских спасательных подлодках, лабораториях.

Опыт, наработанный 40-м НИИ, Военно-медицинской Академией, Институтом Сеченова позволили осуществить спуск на глубину 400 метров. Институтом был спроектирован барокомплекс, позволяющий провести эксперимент в лабораторных условиях, максимально приближенным к реальным, но без спуска в морские глубины. Уникальное техническое сооружение было признано экспертами готовым к взятию нового гипербарического рекорда. Задержка была за малым – подобрать и подготовить экипаж. И, самое главное, его командира. Человека, имеющего не только опыт и знания водолазного специалиста, но и обладающего аналитическим мышлением и способностью принимать неординарные решения. К тому же, наделенного природой безукоризненным здоровьем.

Выбор пал на капитана третьего ранга Анатолия Храмова. В экипаж вошли военные врачи-спецфизиологи Александр Бойцов и Андрей Неустроев, водолазы-испытатели Виктор Разумович, Владимир Незнаев, Александр Мажаренко. Все прошли специальный теоретический курс, углубленное медицинское обследование, все добровольно согласились на участие в эксперименте.

Водолазное дело всегда было опасным. На каждые 10 метров погружения прибавляют один килограмм избыточного давления на каждый квадратный сантиметр нашего тела. На освоенных глубинах в 150 метров, чтобы уравнять давление снаружи, в скафандр водолаза или в рабочую камеру нагнетается специальная газовая смесь. Только при этом условии водолаз способен некоторое время работать в чуждой для человеческого организма среде. Если он пробудет на такой глубине 60 минут, подъем на поверхность займет 50 часов. Это так называемый этап декомпрессии, когда происходит освобождение крови и тканей организма от инертных газов, а тела от избыточного давления. Быстрее нельзя – такова физиология. Если подъем ускорить следует декомпрессионная болезнь (сохраняющееся внутри давление рвется наружу, травмируя сосуды и ткани).

Час работы под водой и двое суток декомпрессии – труд малопроизводительный. На глубинах до 400 метров время подъема водолаза уже требует десятков суток. Перед экипажем ставилась задача: выяснить, нельзя ли увеличить время подводных работ до двух-трех недель и ограничиться при этом одноразовым подъемом на поверхность. «Выяснить» – это значит, на ком-то проверить возможность существования на 400-метровой глубине и определить оптимальные параметры обитания.

Они пробыли в барокомплексе ровно месяц. До них еще никому в мире не удавалось так долго работать в чуждой человеческому организму среде. В течение нескольких лет акванавты находились под пристальным наблюдением врачей-спецфизиологов. Существовало устойчивое мнение, что такое насилие над организмом не может пройти бесследно. Если не сиюминутные, то отдаленные последствия обязательно пожалуют…

Но многолетние наблюдения показали: организм восстанавливается, человек живет полноценной жизнью!

А в планах военно-морского Флота и института уже стоял просто фантастический рубеж – полкилометра глубины! К такому эксперименту, конечно же, велась подготовка чрезвычайно ответственно. По особым методикам тренировались экипажи. Основной и дублирующий.

Храмов не был убежден, что именно ему доверят руководство экспериментальной группой, однако, занимаясь с водолазами глубоководниками, готовился и сам. Он, может быть, лучше других знал, насколько этот эксперимент будет сложнее и опаснее предыдущего, но желание заглянуть в неведомое было сильнее извечного стремления человека к самосохранению. И когда последовало предложение возглавить группу в новом эксперименте, согласился без колебаний…

«Дом» акванавтов – это прочный стальной цилиндр диаметром около трех и длиной около двенадцати метров. В этом крошечном мире имеется отсек для исследований, кубрик, санитарный блок с душем и туалетом, шлюзовые камеры, через которые передается пища и медицинские препараты, и еще гидрокамера с морской водой, в которой испытывается водолазное снаряжение. Избыточное давление на глубине 500 метров составляет 50 атмосфер. Плотность воздуха такова, что носом его вдыхать невозможно – ноздри мгновенно слипаются. Здесь гаснут звуки, исчезают запахи, пропадает вкус пищи, Если развернуть газету и отпустить ее, бумажный лист несколько секунд висит в воздухе и только затем короткими колебаниями начинает опускаться к полу.

В обычных условиях мы спокойно переносим перепад температур от минус 20-ти до плюс 30-ти градусов. Здесь в гидрокомпрессионной камере, нормальной считается температура +31°. Допускаемое колебание не больше полградуса. На градус больше и уже невыносимая жара, на градус меньше – человек замерзает, словно его нагишом выбросили на снег. А потому техника, созданная для обеспечения таких экспериментов, должна быть уникальной по надежности. Микронная трещинка в корпусе или стекле иллюминатора может обернуться мощным взрывом.

500 метров. Две недели акванавты жили и работали на этой глубине, испытывая новые образцы водолазных глубоководных снаряжений, возможности и работоспособность человека. Потом был долгожданный миг возвращения. Букеты цветов, объятия, нескрываемая радость тех, кто не смыкая глаз, нес вахту у механизмов барокомплекса, руководителей эксперимента. Был настоящий обвал всех земных запахов – от мела на потолке лаборатории до маникюрного лака. Было удивительное возвращение нормального голоса, вкуса, желания дышать полной грудью, смеяться, работать и жить.

— Что было самым трудным в этом эксперименте ? — спросил я Анатолия Храмова.

— Принуждать себя к действию, — сказал он после некоторой паузы. – Заставлять себя умываться, глотать безвкусную пищу, крутить педали велоэргометра, сдавать на анализ венозную кровь. Она там настолько густая, что теряет текучесть. Как кетчуп… Трудно думать, трудно засыпать и просыпаться, трудно считать дни. За первую неделю каждый из нас потерял от 10-ти до 20-ти килограммов веса. Были дни, когда я запрашивал у руководителя эксперимента дополнительное время на отдых. Трудно отдавать команды, потому, что произносимые тобою слова не могут преодолеть плотность атмосферы и доходят до слуха в виде причудливого щебетания. Трудно передвигаться и даже жестикулировать, потому что давление буквально выкручивает суставы. Только титаническим усилием можно превозмочь острую боль в мышцах.

И если команда иногда могла позволить себе расслабиться и отвлечься, командир этой роскоши был лишен. Ответственность за эксперимент за выполнение программы за безопасность экипажа давила на плечи дополнительными килограммами.

Читайте интервью с Анатолием Храмовым от 13.08.01 на нашем сайте.

forums.airbase.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector