Как выглядит юг

Франция имеет просто неисчерпаемые туристические возможности. В зависимости от предпочтений, можно уйти «в сырный запой», отправиться исследовать местные традиции виноделия, возомнить себя участником гонки Tour de France и проехать пару перевалов на велосипеде или собирать личную коллекцию закатов над средневековыми руинами. Всего — изобилие.

Моя подборка самых очаровательных мест на Юге Франции, которые обязательно стоит посетить, если ваш самолет приземлился в Тулузе, состоит всего лишь из десятка этих точек на карте региона. Но на самом деле их намного больше! Пополняйте, открывайте, впечатляйтесь, путешествуйте — и пусть мир улыбается вам!

Южная Франция. Cordes sur Ciel — город на небесах.

юг франции
Львиная доля региона в целом и общем построена вокруг средневековых городов, какие-то из них сохранились лучше, какие-то пострадали от времени. Корд-сюр-Сьель — уникальное место! Мало того, что оно бесподобно красиво: традиционные красные крыши, маленькие улочки, каменные домики… Но это далеко не все сюрпризы для тех, кто путешествует по Югу Франции.


Город расположен на холме, и желающих войти в его ворота ожидает неслабый треннинг для ног и не менее веселое по нагрузке кардио: вверх, вверх и еще раз вверх. Город оправдывает своё название! Крепость (да-да, есть и настоящие стены) приютилась на самой вершине. Не удивительно, что вид на окрестности отсюда открывается просто потрясающий.

В Корде можно найти старинные храмы, красивые готические здания и небольшую лавку-музей с настоящей пастелью, которую раньше делали из растений. Можно выпить кофе с видом на бесконечные просторы и мягкие очертания холмов.

Юг Франции. Альби — величие и история

юг франции
Главными достопримечательностями Альби, еще одного средневекового города, который в настоящее время является вторым по величине культурным и «студенческим» центром региона, является музей Анри Тулуз-Лотрека, епископский дворец с красивейшим видом на реку Тарн и огромный храм св. Цецилии. Этот готический собор, построенный в 1282—1512 годах, пережил немало реконструкций и на сегодняшний день впечатляет массивностью и величием. Вся эта часть города входит в число памяток Всемирного культурного наследия.


Франция что посмотреть

Кстати, епископский дворец отличается не только ювелирно выстриженным садом и массивными крепостными сооружениями, но и серьезностью постройки: его обитатели настолько переживали за свою сохранность, что один из живущих епископов велел увеличить толщину стен до 8 метров. Чтобы вражьи пушки не пробили 🙂

юг франции

Через Тарн в районе центральной части Альби переброшено два моста. Они так и называются — Старый мост и Новый мост. Тот, что поновее — повыше.

Южная Франция. Каркассонн — город-крепость

юг франции
Самые красивые фейерверки на День взятия Бастилии проходят над этим старинным городом-крепостью. А сам Каркассонн входит в число самых посещаемых достопримечательностей всей страны. Замок прекрасно реконструирован, в нем много интересных залов с пояснениями, есть небольшие комнаты-музеи, а на широких стенах построены маршруты для прогулок-осмотров. В стенах старого города есть красивейшая готическая церковь, построенная в том же стиле, что и Собор Нотр-Дам в Париже.


Каркассонн очень хорошо подготовлен к приему туристов, все поясняющие надписи продублированы и на английском, а билеты (за вход на крепостные стены придется заплатить около 8 евро) — многоразовые. Так что вы можете выйти, пройтись по сувенирным лавочкам, и вернуться снова обратно.

юг франции

В Каркассонне проходят разные исторические фестивали, игры, шоу и спектакли. И летом практически каждые выходные здесь радует посетителей какая-то отдельная программа.

Находиться в этом городе не просто познавательно, но и очень приятно: здесь все сделано для радостей туристов, от множества средневековых безделушек, музея пыток и прочего колорита до весьма неплохих ресторанчиков. Так что питаться, пытаться и прогуливаться — самое оно.

Юг Франции. Парк-резервация дикой природы Пиренеев в Оржексе


юг франции

Если хочется почувствовать себя пешеходом-первооткрывателем, стоит переместиться поближе к горным районам Пиренеев. Здесь для любителей природы — настоящий рай! Оставил машину на прилегающей парковке, выбрал маршрут — и вперед. Хочешь на час, хочешь на три, а хочешь — на весь день. И на моем фото прекрасная домашняя корова гармонично вписывается в дикий ландшафт Пиренейский гор.

юг франции

Время от времени на территории парка проходят информационные дни: тогда лесники, зоологи и орнитологи становятся лекторами и экскурсоводами для взрослых и детей. Например, можно увидеть очаровательных толстых сурков, которые восемь месяцев едят, чтобы потом четыре месяца спать зимой. А про горные ручьи, деревья до небес и бесконечно сладкий запах альпийских лугов нечего даже и говорить! Кстати, воду с собой в поход сюда никто не берет: чистейшие ручьи бегут по камням в любое время года.

Что посмотреть во Франции. Перевал Коль-де-Порт

Южная Франция
Ну, а если хочется испытать себя, то стоит взять велосипед и попробовать одолеть один из перевалов, коих тут в Пиренеях несметное количество. Многие отлично оборудованы: смотровые площадки, ресторанчики, указатели, и даже центр туризма (на Коль-де-Порт почти всегда закрыт :).


Чем ближе к границе с Испанией, тем остроконечней хребты на горизонте, тем неприступней кажется задача подняться на них. Однако качество дорожного полотна позволяет без проблем перемещаться по этим дорогам на любом виде транспорта. Велосипедисты просто обожают местные края — ведь мало того, что дороги проходят по живописнейшим местам, так они еще и прославлены самой знаменитой велогонкой мира. Небольшой, но очень живописный перевал формально не входит в маршрут гонки Тур-де-Франс, но ничем не хуже любого другого соседнего. А небольшие водопады и виды сделают прогулку захватывающей. За время моей жизни во Франции я на велосипеде с этого перевала только спускалась :). Но люди постоянно штурмуют его и побеждают! И это восхитительно.

Франция. Пещера Ломбрив — самая широкая в Европе

Южная Франция
Пиренейский регион изобилует самыми разнообразными пещерами, которые имеют прямое отношение к разным доисторическим временам. Ломвбрив — самая широкая пещера Европы. Сложно сказать, как специалисты проводят замеры, но визуально этот параметр определяется так: в некоторых местах под её сводами запросто может проехать грузовик.


Фотографировать в Ломбрив запрещено. Так что это фото из Интернета. Но за те два с половиной часа, что будет длиться экскурсия, посетителей ждет такое многообразие природной красоты, что не хватит ни одной карты памяти.

В пещере несколько уровней, из которых часть затоплена водой. Те же, что являются «сухопутными», поражают воображение размерами. Правда, в некоторых местах приходится пробираться почти на четвереньках: чтобы очутиться в еще большем пространстве. Этакая смесь противоречий в одном флаконе. Круто! 

Южная Франция. Фуа — средневековье в деле

юг франции города
Фуа — столица департамента Арьеж, который находится в предгорьях Пиренеев. Город знаменит своим величественным замком, который отлично пережил все невзгоды и после реконструкций выглядит «как конфетка». В нем проводятся различные экскурсии (можно даже попасть на ночную!), но, на мой взгляд, любоваться замком Фуа удобней всего со стороны. Благо, на уличках города не заскучаешь: здесь принято пить кофе и обедать на открытых террасах, а еще местный народ обожает фестивали и ярмарки.

В замке Фуа — три разных башни. Это выглядит эклектично, но имеет свои исторические корни и связано с переменой времен и сменой «владельцев» замка.

Как и многие другие города региона, Фуа построен «в тесноте, да не в обиде»: прямых улиц с прямыми перекрестками здесь практически нет, а запутаться в теснине средневековых домиков — проще простого. Но переживать не стоит! Вся центральная часть города проходится пешком за час максимум.


Франция. Мост Дьявола

Южная Франция
Если отклониться от дороги к Фуа буквально на десять километров, и свернуть с магистрали поближе к горам, можно найти остатки каменного моста (конечно, средневекового!), который называют Мостом Дьявола. Вообще, таких мостов с аналогичным неприятным названием полно по всему миру, и у каждого есть свои мотивы для такого имени. В случае с мостом в арьежском регионе Южной Франции речь идет, в первую очередь, о крайне неспокойном течении и опасных водоворотах. Поговаривают, что, упав в эту воду, выбраться шансов совсем мало.

Мост сохранил остатки то ли зданий, то ли башен, которые высились над ним, и постоянно привлекает туристов. А вот перевешиваться через перила и долго смотреть в пенящуюся снизу черную воду горной реки и в самом деле жутковато! Б-р-р-р-р….

Юг Франции. Рынок в Сент-Жероне


юг франции города
Любите ли вы базары так, как их любят французские жители? О, если хоть на одну минуточку вы сейчас возликовали в душе, то вам непременно стоит отправиться в субботу утром на великолепный по изобилию и колориту рынок в городке Сент-Жерон. Французы очень любят торговлю, и поэтому с большим вдохновением делают все, что связано с рыночными отношениями. К тому же, в Сент-Жероне проходят ярмарки, выставки и разные народные гуляния по любому поводу.

К тому же, часть домиков и зданий так близко расположены к воде, что иногда кажется, что при хорошем паводке хозяйкам еще долго не придется мыть полы вручную.

mamawow.com.ua

В Южном федеральном университете завершается работа над уникальным атласом, представляющим юг России в контексте мировой экономической системы. В «глобальном геоэкономическом позиционировании» мы оказываемся в одном ряду с такими государствами, как Египет, Тунис или Намибия- в компании стран мировой периферии. Однако по ряду факторов развития Юг выглядит существенно лучше других регионов России.


Проект "Глобальное геоэкономическое позиционирование Юга России: атлас инвестора и предпринимателя" реализуется коллективом Северо- Кавказского НИИ экономических и социальных проблем ЮФУ , который в прошлом году отметил 25-летие — именно в стенах этого института и было теоретически сформулировано понятие "юг России". Директор института, доктор географических наук, профессор Александр Дружинин является одним из ведущих южных экспертов-регионоведов. В его трактовке процессов, происходящих на юге России, значительная роль принадлежит "внешним" факторам — влиянию на экономику региона внешнеэкономических связей, транснациональных компаний, межгосударственного сотрудничества. Рассматривая юг России с этой точки зрения, профессор Дружинин ставит под сомнение многие расхожие представления о регионе — в том числе и порожденные расхожим на Юге мнением о нашей уникальности.

Н. Проценко.

Между мировыми Севером и Югом

— Какое содержание вы вкладываете в понятие "глобальное позиционирование региона", в том числе применительно к югу России?

— Постановка вопроса о глобальном позиционировании применительно к то­му или иному региону диктуется процессами глобализации. Под их влиянием растет взаимозависимость территорий, параллельно углубляются межрегиональные различия в количестве и качестве ресурсов экономического роста, усиливается территориально-социальное неравенство.
этом контексте для понимания современных проблем юга России, четкого видения его возможностей и перспектив, крайне важно понять, какова роль нашего макрорегиона в том, что можно назвать мировыми территориально-хозяйственными отношениями. Как мы смотримся на фоне других регионов, государств? Каким образом наша территория экономически вписана в глобальные связи? Каково ее место в мировой центр-периферийной системе? Анализ глобального позиционирования южнороссийского макрорегиона — это попытка профессионально ответить на подобные вопросы, опираясь на накопленный за четверть века деятельности Северо- Кавказского НИИ экономических и социальных проблем научный потенциал.

Кстати, столь привычное нам словосочетание "юг России" — кому- кому-то это наверняка неизвестно — внедрено в научное сознание именно в Ростове, прежде всего благодаря публикациям нашего института. К середине девяностых годов мы стали активно оперировать этим названием, а к концу десятилетия обосновали территориальные контуры юга России, которые удивительным образом совпали с очерченными в мае 2000-го указом президента рубежами Южного федерального округа. С появлением ЮФО ускорился процесс формирования южнороссийской региональной идентичности, а само название "юг России" прочно вошло в современный русский язык.

— Какие ключевые особенности юга России вы выделяете в своих исследованиях?

— В первую очередь, это "южность" территории, что для России является очень важным моментом. Как известно, около 80 процентов населения и еще большая часть экономического потенциала страны находятся за 50-й параллелью, то есть географически Россия — это северная страна, и наш макрорегион обладает наиболее благоприятными с точки зрения проживания в ней природно-климатическими ресурсами. Но "южность" как некая характеристика — это не только позитив, но в существенной мере и негативное обстоятельство — с учетом сложившегося известного противопоставления развитых территорий "мирового Севера" и бедных, проблемных территорий "мирового Юга". В социально-экономическом отношении юг России по многим позициям являет собой "юг Севера" и одновременно "север Юга" — этим и определяется вся неоднозначность и сложность ситуации. Следующая особенность — анклавность: само выделение юга России как единой территориальной социально-экономической целостности во многом обусловлено тем, что этот макрорегион с трех сторон обрамляется сопредельными государствами — Украиной, Казахстаном, странами Закавказья . Отсюда и еще одно важное свойство большинства территорий юга России — трансграничность и приграничность. Наконец, существенной особенностью нашего макрорегиона является его относительная удаленность от основных центров принятия решений и хозяйственной активности. Я имею в виду не только Москву и в целом Московский регион (в совокупности это около 580 миллиардов долларов ВРП , в то время как суммарный ВРП крупнейшей на Юге Ростовской агломерации можно оценить в 20 миллиардов), но и экономически доминирующую в Причерноморье Стамбульскую агломерацию с 350 миллиардами долларов ВРП , а также важнейшие центры Западной Европы, Средиземноморья , Ближнего и Среднего Востока .

— А какое место юг России занимает в масштабе мирового хозяйства?— По многим ключевым социально

— По многим ключевым социально-экономическим и географическим параметрам юг России "тянет" на среднестатистическое государство. По площади наш макрорегион уступает 54 странам мира, занимая позицию между Ботсваной и Мадагаскаром. По численности населения у нас 52-е место (между Румынией и Тайванем ). По производимому валовому продукту мы уступаем 59 странам, хотя по разным субъектам федерации есть существенные отличия. Например, по душевому валовому продукту Адыгея соответствует Египту, Ростовская область — Тунису, высокоразвитый Краснодарский край — Черногории и ЮАР, то есть довольно развитым, но в то же время высокопроблемным странам. При этом ни один из регионов юга России по душевому ВРП не достигает среднего по Российской Федерации значения — и лишь наиболее индустриальная Волгоградская область по этому показателю находится выше среднемирового уровня. То есть в глобальном масштабе наш регион — это хоть и относительно развитая, но, тем не менее, мировая периферия. В связи с этим и возможности, которыми мы обладаем, очень невелики, и интерес к нашей территории у глобального бизнеса тоже весьма специфический.

Глобализация — пока не про нас

— Как на наш регион воздействуют процессы глобализации? Еще несколько лет назад в крупнейших городах Юга атрибуты глобальной культуры практически отсутствовали, а сегодня на улицах Ростова и Краснодара она стала повседневностью.

— Распространение глобальной массовой культуры в ее усредненных и упрощенных формах в современном мире далеко не всегда отражает реальную включенность в глобальную экономику, равно как и экономическая интернационализация не во всех ситуациях дает желаемые позитивные эффекты. Поэтому сразу подчеркну, что в огромной степени глобализация пока — это не "про нас". Она ощущается в портовых зонах, в некоторых крупнейших городах, однако общая включенность Юга в международные экономические связи невысока. Удельный вес юга России в российском экспорте — 3 процента, в импорте — 4,7 процента, и это притом, что в нашем макрорегионе производится 8 процентов ВРП и проживает примерно 17 процентов населения страны. К тому же основная доля экспортно-импортных операций приходится на Ростовскую область и Краснодарский край, а республики Северного Кавказа находятся на периферии внешнеэкономических связей. Сравнительно мало на территории макрорегиона совместных предприятий, ощущается дефицит иностранных инвестиций. В этом плане у "глобализации" экономики юга России — большой потенциал.

В целом же связанную с вопросом "юг России и глобализация" ключевую проблему я бы сформулировал так: почему наш макрорегион, обладая природными и трудовыми ресурсами, инфраструктурой, достаточно диверсифицированной экономикой, не развивается так, как хотелось бы, а, наоборот, стагнирует? Можно, конечно, говорить о совокупности внутренних обстоятельств. Например, в силу демографической ситуации истощаются ресурсы человеческого капитала, дорожает использование ресурсного потенциала, происходит деградация почв. Однако не менее существенные причины связаны с тем, какое место та или иная территория занимает в сложившейся центр-периферийной системе, каковы ее функции, особенности включения в межстрановой и межрегиональный обмен, каким видят развитие данной территории ведущие субъекты глобальной экономики и политики — сверхдержавы, крупнейшие транснациональные компании.

Глобализация открывает для наших производителей внешние рынки, привносит в бизнес новые современные технологии, но параллельно ставит наиболее привлекательные активы под инорегиональный контроль, благоприятствует оттоку капитала и "мозгов", наполняет локальные рынки импортом товаров, услуг, рабочей силы. Расширяя реальные технико-технологические и экономические возможности, глобализация одновременно усиливает периферийность юга России со всеми вытекающими отсюда неблагоприятными социально-экономическими последствиями. Это не только позитивный процесс, который важно всемерно стимулировать, но и внешний вызов, которому следует научиться противостоять, добиваясь по возможности максимально выигрышного глобального позиционирования.

— Экономический кризис заставил некоторых ученых утверждать, что в развитии мировой экономики может произойти поворот от глобализации к регионализации. Насколько этот тренд важен для развития юга России, особенно в свете активизации связей с сопредельными причерноморскими и прикаспийскими государствами?

— Действительно, в русле глобализации параллельно разворачивается регионализация, развиваются различные формы трансграничного сотрудничества. В частности, для юга России в последние годы все более значимыми оказываются экономические связи в рамках так называемого "Большого Причерноморья" — метарегиона, формируемого благодаря, с одной стороны, экспансии Евросоюза, с другой — все возрастающей активности Турции, хотя и российская составляющая в Причерноморье достаточно велика. Существенны перспективы регионализации на российско-украинской границе, в том числе и в рамках недавно провозглашенного еврорегиона "Донбасс". В советский период до 70 процентов экономических связей Ростовской области приходилось на Украину, сегодня этот показатель сократился примерно вдвое, но все равно остается существенным.

— Может ли юг России в связи с формированием новых экономических макрорегионов усилить свою специализацию на транспортно-логистических услугах и вновь стать мостом между Европой и Азией, как это уже не раз было в истории?

— В современном мире функцию "моста" хотелось бы выполнять многим, и у ЮФО в данном случае существует достаточное число конкурентов. Разумеется, для России Юг неизменно будет важным транспортным коридором, а транспортно-логистический комплекс в существенной мере предопределяет возможности и структуру всей региональной экономики. В то же время на Юге различных объектов транспортной инфраструктуры в последние годы и так построено и строится много, а по ряду моментов — с избытком. Кто-то скажет, что все это нам во благо, что с этим связаны дополнительные инвестиции и рабочие места, однако экономика — это всегда выбор наиболее эффективной из всех возможных альтернатив, а здесь следует учитывать, что многие процветавшие ранее портовые регионы той же Западной Европы в настоящее время депрессивны и требуют огромных средств на свою санацию. В связи с этим хотел бы высказаться о вновь и вновь оказывающемся в центре дискуссии вопросе строительства судоходного канала "Евразия"- проекте с неявной стратегической перспективой как для Юга, так и для России в целом, но с вполне предсказуемым в случае его реализации сценарием. Мы получим огромный перерасход бюджетных средств, незначительные позитивные локальные социально-экономические эффекты и изувеченные природные комплексы по маршруту строительства, а затем — дефицит перевозимых объемов, убытки от эксплуатации и далее неизбежный спад активности объекта вплоть до его полной консервации.

Юг России и/ или Северный Кавказ?

— Как сейчас выглядит Юг на фоне других российских макрорегионов? Обычно говорят о том, что нашей важнейшей особенностью в этом аспекте является наибольшая в России недоинвестированность.

— Действительно, это так. Но есть и еще одно любопытное обстоятельство. Как известно, в последние 15 лет социально-экономический потенциал России концентрируется в столице — за этот период наблюдается резкий, почти в 2,5 раза, рост доли Москвы и Московского региона в совокупном ВРП страны. На этом фоне удельный вес в структуре общероссийского ВРП сократился у целого ряда федеральных округов. А вот доля Южного федерального округа (в его нынешних границах после образования СКФО ) уменьшилась на символические 0,3 процентных пункта. СКФО же практически сохранил свою позицию в экономике России. В итоге среди всех реально отстающих от Москвы в социально-экономическом отношении макрорегионов Юг отстает в наименьшей мере. Причин этой, на первый взгляд, парадоксальной для нашего макрорегиона ситуации несколько. Это масштабная бюджетная "подпитка", наличие существенных резервов вывода экономики из "тени", неиссякаемый поток в республики Юга внутрисемейных трансфертов, повышенная активность населения в сфере малого бизнеса. Есть и еще один фактор — в современной России крупный бизнес своими инвестиционными проектами стабильно ориентирован на Север и Северо-Восток , в то время как население концентрируется в первую очередь в Московском регионе и отчасти у нас — на юге России. Будущее же, в конечном итоге, за населением, его потребительским и творческим потенциалом, и в этой связи у нашего макрорегиона неплохие долгосрочные перспективы.

— Что произошло с целостным понятием юга России в связи с недавним разделением региона на ЮФО и СКФО?

— Два года назад Сильвия Серрано, ведущий французский политолог — специалист по Кавказу, участвовавшая в одном из научных семинаров в Ростове, задала мне непростой вопрос: "Почему вы, русские, зачастую сами противопоставляете Северный Кавказ России? Почему от многих в вашей стране слышишь, что "Северный Кавказ — это "они", а Россия — "мы""?" И действительно, если задуматься, коллега отчасти права. В последние годы в силу целого ряда причин в российском обществе, к сожалению, сформировались очень серьезные межэтнические и межконфессиональные барьеры, ставящие под угрозу территориальную целостность страны. Образование СКФО в определенной мере "приблизило" федеральную власть к высокопроблемным регионам Северного Кавказа, но и создало дополнительную институциональную и ментальную демаркационную линию, по существу, рассекающую наш макрорегион на две части. Поэтому то содержание, которое сейчас вкладывается в понятие "Юг России", принципиально важно.

Что сегодня считать Северным Кавказом, а что — югом России? Это очень серьезный геополитический вопрос. Те, кто принадлежат к среднему и старшему поколениям, прекрасно помнят термин "Северо-Кавказский экономический район", рассматривавшийся как некая территориально-производственная целостность. Существует физико-географическое понимание Северного Кавказа — это северный склон Большого Кавказского хребта и Предкавказье . В последние годы все чаще акцентируют внимание на экономической, этнокультурной и этнополитической специфике Северного Кавказа — говорят о преобладании доиндустриальных укладов хозяйства, этноэкономике, недостаточной сформированности современных рыночных институтов, дефиците инфраструктуры, инвестиций, сверхдотационности бюджетов… То есть "версий" СКФО несколько, границы его по целому ряду аспектов неявны, динамичны.

Моя же позиция такова: корректно вычленить Северный Кавказ из Юга очень сложно, да и целесообразность этих усилий сомнительна. Поэтому если ориентироваться на межрегиональную интеграцию — а иной альтернативы у России нет — мы должны по возможности либо придерживаться уже устоявшегося словосочетания "Юг России", рассматривая и "Северный Кавказ" как его важнейшую составляющую, либо использовать пусть и немного пространную, но очень корректную формулировку — "Южный и Северо-Кавказский федеральные округа". Последнее подразумевает, что речь идет о целостном макрорегионе с едиными особенностями глобального позиционирования, факторами развития, стратегическими перспективами.

— Одной из наиболее обсуждаемых проблем в связи с созданием СКФО является неконтролируемая миграция жителей северокавказских республик на территории Ставрополья и Кавминвод , которые считаются традиционно русскими. Каков , на ваш взгляд, реальный масштаб этой проблемы?

— 12 лет назад мной был подготовлен долгосрочный прогноз этнодемографической ситуации для нашего макрорегиона, согласно которому к 2050 году в пределах юга России русская и северокавказская составляющие численно примерно сравняются. С учетом того, что в последние годы во всех республиках Северного Кавказа показатели рождаемости существенно снизились (исключением является лишь Чеченская Республика), подобный паритет, по всей видимости, наступит лет на 10 — 15 позже. Сегодня республики юга России концентрируют 32 процента всего его населения, обеспечивая при этом 40 процентов деторождений, в связи с чем этнодемографические "подвижки", равно как и миграции, практически неизбежны. Учреждение СКФО, безусловно, сфокусирует поток миграции на основных центрах Ставропольского края. Разумеется, это инициирует дополнительный передел сфер влияния на основных локальных рынках, усилит социальное напряжение.

В то же время важно понимать, что по всем основным аспектам проблемы миграции универсальны — аналогичное происходит и в США, и в странах Западной Европы, и во многих других уголках мира. И решение этих проблем связано отнюдь не с эскалацией этнического противостояния и сегрегацией. Важно приостановить депопуляцию в "степной" части Юга — к примеру, в некоторых сельских административных районах Ростовской области население в последние годы сокращалось темпами от 0,5 до 1 процента в год. Необходимо также существенно повысить правовую и экономическую защищенность "рядового" человека, выстраивать эффективный межкультурный и межэтнический диалог и культивировать толерантность. Чрезвычайно важно, чтобы во всех регионах Юга создавались современные рабочие места, а в процессе модернизации экономики повышалась ценность науки и качественного образования.

Риски региональной модернизации

— Какой вам видится повестка дня экономической модернизации применительно к нашему региону? В прошлом году мы вынесли эту тему в качестве основной на форуме крупнейших компаний юга России, и выяснилось, что новых идей здесь очень немного.

— И в России в целом, и на Юге в модернизации нуждается практически все: основные фонды, инфраструктура, "человеческий капитал", социально-экономические отношения и институты, система менеджмента. Но в социально-экономической политике прежде всего не должно быть конъюнктурных шараханий: важно поддерживать не только "постиндустриальные" отрасли, но и все, что исторически сложилось и продолжает успешно развивается. Следует, в частности, четко понимать, что экономическое будущее Юга в значительной мере зависит не только от опережающего развития рекреации, научно-инновационной сферы, бизнес-услуг, но и от положения в сельском хозяйстве, технико-технологических изменений в этой отрасли и, конечно же, от реиндустриализации. Важно учитывать также возможные социальные последствия экономической модернизации, загодя планировать и начинать реализовывать компенсационные мероприятия. К примеру, на юге России в сельском хозяйстве занято более 18 процентов населения (в целом по России — 7,8 процента), в то время как в странах, уже полномасштабно реализовавших постиндустриальную экономическую модель, этот показатель составляет 1,5–3 процента. Поэтому любая масштабная модернизация сельскохозяйственной сферы в данной ситуации неизбежно обострит проблему аграрного перенаселения — особенно в северокавказских республиках — и, соответственно, инициирует дальнейший рост социально-политической напряженности. Так что необходимо думать о создании дополнительных рабочих мест как непосредственно в сельских поселениях, так и в малых и средних городах, развивать пригородное транспортное сообщение и т. п.

— Насколько велик риск того, что запущенные в регионе крупные проекты, такие как Олимпиада в Сочи, Южный хаб, туристический кластер Северного Кавказа и т.д., окажутся образцами "анклавной" модернизации, а не обеспечат самовоспроизводящийся рост экономики всего региона?

— Вопрос справедлив, поскольку перспектива "анклавной" модернизации на юге России вполне реальна. Уже сейчас действующий в макрорегионе крупный бизнес во многих ситуациях предпочитает завозить "свою" рабочую силу (включая и топ-менеджеров) практически вахтовым методом, минимизировать затраты на местную инфраструктуру. Лишь благодаря активности ряда региональных лидеров чуть "приоткрылся" для сопредельных территорий реализуемый в Сочи олимпийский проект. Существенные трудности (инфраструктурные и ментальные) неизбежно возникнут при полномасштабном воплощении в жизнь идеи туристического кластера на Северном Кавказе. Вступающие в активную экономическую жизнь генерации "экономисто-юристо-менеджеров" зачастую преисполнены завышенными социальными ожиданиями и далеко не во всех случаях готовы становиться горничными, официантами, чернорабочими. Для выполнения соответствующих функций транснациональный бизнес скорее всего будет привлекать иностранную рабочую силу — возможно, из стран Южной и Юго-Восточной Азии.

Вообще, крайне велик риск того, что под воздействием глобализации экономика Юга будет и дальше продолжать "расслаиваться": на одном ее полюсе окажутся сетевые структуры крупного бизнеса, образующие тяготеющий к важнейшим городам и морским портам "архипелаг" относительного социально-экономического благополучия; на другом — все заметнее впадающая в состояние безнадежной маргинализации и деградации южнороссийская периферия. Такая перспектива требует не только разумной территориальной политики, но и существенного роста гражданской организованности и хозяйственной активности непосредственно на местах: в малых и средних городах, поселках, станицах, аулах.

— В последнее время в федеральных изданиях все чаще говорится о том, что важным конкурентным преимуществом Юга является более привлекательная жизненная среда. Насколько этот фактор значим для концентрации в нашем регионе человеческого капитала?

— Действительно, любой регион — и юг России здесь не исключение — это не столько месторождения полезных ископаемых, сельскохозяйственные угодья, производственные мощности либо инфраструктура, сколько люди с их культурой, трудовыми навыками, интересами, стереотипами поведения и многим другим. Мы в России — и особенно на Юге — привыкли считать, что у нас неисчерпаемые демографические ресурсы, очень высокое качество трудовых ресурсов и так далее. Но, вероятно, мы подошли к тому рубежу, когда об этом лучше забыть. На самом деле качество человеческого капитала — средне-слабое, ресурсы в избытке лишь на отдельных территориях, и появление повсеместной нехватки квалифицированных трудовых ресурсов — это всего лишь вопрос времени.

В этом плане для развития экономики действительно крайне важны и человеческий капитал в целом, и его непрерывное приращение в процессе миграции. Особенно привлекательным для мигрантов наш макрорегион был в 1990-е годы (только за 1991–1995 годы население Юга выросло за счет миграции более чем на 775 тысяч человек). В последующий период поток миграции на Юг на порядок сократился, однако общий миграционный баланс остается положительным. Наиболее предпочтительные для мигрантов территории — Краснодарский и Ставропольский края, Адыгея. В то же время большинство регионов (все, за исключением Ингушетии, республики в составе СКФО, а также Калмыкия и Волгоградская область ) в процессе миграционного обмена стабильно теряют население.

Так что в этом контексте "привлекательная жизненная среда" Юга — не более чем миф, некая "средняя температура по больнице". Федеральные СМИ , говоря о Юге, возможно, имеют в виду Сочи, в крайнем случае — Ростов, Кавминводы либо Краснодар, но никак не затерявшиеся в бесконечной безводной степи Калмыкии редкие поселки и чабанские "точки" либо горные аулы Дагестана с малоземельем и хронической безработицей. И здесь хотелось бы подчеркнуть, что в последние годы — в том числе и в связи с глобализацией — обозначилась серьезнейшая, пока еще слабо осмысленная обществом проблема: как удержать в крупнейших городах Юга активное, творческое население, какие условия для этого нужно создать, как должны модифицироваться городская среда, места приложения труда, как не допустить "демографического опустынивания" многих удаленных от полюсов роста сельских районов в Волгоградской, Ростовской, Астраханской областях.

Требуются межрегиональные проекты

— Как вы оцениваете усилия региональных властей юга России по продвижению своих субъектов во внешней среде? Есть ли здесь серьезные успехи или показательные неудачи?

— Усилия множественные, в отдельных ситуациях — системные и успешные. Если ориентироваться на реальный результат (притягательность территории для населения, инвестиций, диверсификация экономики и др.), то в "продвижении" в наибольшей мере преуспел Краснодарский край. Судя по СМИ, в настоящее время много делается для формирования позитивного имиджа руководством Чеченской Республики. В последний период заметно возросла активность в этом направлении и у Ростовской области. Однако пока "конструирование имиджа" регионами Юга с ориентацией на зарубежные рынки — скорее приоритет на будущее, чем успешная реальность. Здесь очень важны серьезные, откладывающиеся в сознании события, и сочинская Олимпиада в любом случае для "узнавания" юга России — серьезнейший плюс. К тому же значительная часть регионов Юга пока пытается решать иную, не менее сложную задачу — переломить укоренившееся представление о себе как о "горячей точке", "высокодепрессивном регионе" и т.п. Очень продуктивно в этом направлении продвигалась Кабардино- Балкария, однако события последних недель, по-видимому, на какое-то время перечеркнули весь достигнутый ранее позитив.

— Как, на ваш взгляд, будет развиваться противостояние Ростова и Краснодара, которое обострилось во время экономического кризиса?

— На развитие этого соперничества — слово "противостояние" здесь не вполне уместно — недавний кризис повлиял лишь частично. Тренд опережающего развития Краснодарского края наметился еще лет 10–15 назад. Это связано с тем, что экономика Кубани в меньшей степени пострадала от перестроечных и последующих кризисов и трансформаций, оказалась более привлекательной и открытой для инорегионального бизнеса. Рекреация, морские порты, крупные транспортные проекты и более развитый, чем в Ростовской области, агропромышленный комплекс, конечно же, подкрепляют позиции Краснодара в неизбежной конкуренции с Ростовом за статус "южной столицы". Дополнительный ресурс Краснодару обеспечивает подготовка к проведению Олимпийских игр в Сочи.

— Что может противопоставить этому Ростов-на-Дону? Есть ли у Ростова сегодня такие преимущества, которые не дадут ему утратить статус "южной столицы"?

— В первую очередь, конечно же, Ростов может опереться на "историческую колею" макрорегиональной "столичности", устоявшиеся связи с другими регионами юга России. Во-вторых, свою роль может сыграть потенциал Ростовской агломерации , представляющей собой наиболее существенный в масштабе Юга "сгусток" хозяйственной активности и населения. Важнейшим и все еще сохраняющимся преимуществом Ростова является и сосредоточенный в его вузах научно-инновационный потенциал, сложившиеся в них продуктивные научные школы. Ростовчане привыкли к тому, что ведущим предприятием города считается "Ростсельмаш". В действительности же в сегодняшних условиях крупнейшее градообразующее предприятие — это Южный федеральный университет, а его состояние, возможности развития — это основа будущего и Ростова, и в целом Ростовской области. Что же касается "южной столицы", то их фактически несколько, и явного лидера в настоящее время нет. Возможно, понимание этого обстоятельства подтолкнет Ростов и Краснодар к кооперации, развитию сетевых контактов и в итоге к совместному позиционированию в качестве двухцентричного "полюса" социально-экономического роста юга России. Многие регионы Юга сегодня выходят на мировые рынки и при этом вступают в жесткую конкуренцию между собой, но на самом деле нужен акцент на совместных проектах, на стратегическом взаимодействии по совместному позиционированию.

sfedu.ru

Как это выглядит?

«Городу недостаёт зелени на улицах, а значит, дети лишены возможности играть в живом, стимулирующем любознательность окружении, — комментирует Каролин Ларсон. — Так почему бы не компенсировать это иным видом интерактивных пространств?» Так родилась идея тематических площадок — совершенно иного типа игровых пространств с уникальным, особенным дизайном, где в каждой площадке заключена своя неповторяющаяся ни на одной другой история.  «Конечно, они не могут заменить природу, но могут стать дополнением, способным удовлетворить исследовательский интерес ребенка и потребность в окружении, кидающем вызов и дающем возможность испытать свои границы, — дополняет Каролин. — Мы хотели сделать пространства, которые бы пробуждали в ребенке любопытство и стимулировали фантазию, были бы привязаны к месту и учитывали его характерные черты».

Городские власти возвели первые 13 тематических площадок к 1997 году, ещё три — к 2006 году и на сегодня их число достигло 20-ти. Они рассыпаны по всему городу и немалая их доля приходится на районы, далекие от центра.

В огромном тематическом разнообразии для каждого — и взрослого, и ребёнка — найдётся пространство по душе: здесь и площадка «Джунгли», и «Паучиная», «Лесная», «Приключенческая», «Водная», «Ферма», «Бетонная», и даже «Африканская», «Морская», «Музыкальная» и множество других. Самые же яркие из исследованных нами на собственном опыте — это площадка «Движения», «Сказочная» и «Экологическая».

Площадка «Движение» расположена в районе Розенгорд, самом мультинациональном и проблемном районе города, где трудно встретить коренных шведов — здесь селятся в основном приезжие из Азии, Ближнего востока, африканских и арабских стран. После очередного посещения становится ясно, почему «движение» культивируется именно тут: традиции пользователей предполагают активное физическое взаимодействие как между собой, так и с окружением.

«Сказочная» площадка расположена в Slottsparken — центральном парке, окружающем старейший городской замок, и построена одновременно на нескольких сценариях, берущих свое начало из книги шведских писателей-сказочников: здесь царство добрых сил с небесно-голубой рекой, яркой радугой-горкой и забавными пузырями-холмам соседствует с темными силами, захватившими сказочный лес. Если говорить о сложности сюжета, то эта площадка, пожалуй, одна из самых привлекательных. Именно она в свое время помогла вдохнуть новую жизнь в городской парк рядом с центральной библиотекой.

«Экологическая» площадка — одна из самых больших по размеру среди городских. Располагается она в новом современном районе, возникшем на месте городского порта: огромный желтый шар-купол и спускающиеся во все стороны винтовые горки, подвесной веревочный мост, словно привезённый из джунглей, лабиринт из камней, множество холмов с различной растительностью — всего не перечесть.

urbanurban.ru

Как выглядит компас и из каких частей состоит

На компасе обозначены стороны света и градусы для определения азимутаПростейший компас – это магнитная стрелка, свободно вращающаяся на оси. Пробовали когда нибудь поднести друг к другу два магнита? Одной стороной они отталкиваются, а другой притягиваются. Точно так же работает компас. В роли одного магнита выступает намагниченная стрелка, а в роли второго — планета Земля! Поэтому стрелка компаса всегда показывает на Север. Существует еще жидкостной компас. Он работает точно так же, просто стрелка держится не на оси, а плавает в жидкости. Вязкая жидкость позволяет избегать постоянных колебаний стрелки, если вы пытаетесь пользоваться компасом в условиях тряски (например в движужемся транспорте).

С помощью компаса можно определить расположение сторон света, но этого явно недостаточно для походов в других направлениях, поэтому кроме стрелки в конструкции прибора есть и другие части. Компас размещается в круглом пластмассовом корпусе с прозрачной верхней частью, через которую виден лимб с делениями. Для защиты хрупкого стекла в некоторых компасах предусмотрена крышка. В походных условиях бывает трудно найти такой маленький, но необходимый прибор в огромном рюкзаке, и конструкторы позаботились о туристах, снабдив его ремешком для ношения на руке. На боковой поверхности можно заметить небольшую металлическую пластинку, это тормоз, который закрепляет стрелку в неподвижном положении. На подвижной верхней части есть визирное устройство – два выступа, один с прорезью, другой с мушкой.

Что такое кемпингСобираетесь в путешествие? Знать что такое кемпинг обязательно для путешественника.

На этой странице вы узнаете чем отличается лонгборд от скейтборда и как выбрать то что вам лучше подходит.

Разберемся с обозначениями на компасе

Буквами на компасе обозначены стороны света. Внимательно рассмотрим лимб: точка начала отсчета, направление на север, обычно обозначается буквой С, затем по часовой стрелке через равные промежутки буквами В, Ю и З отмечены восток, юг и запад. На некоторых компасах стороны света обозначены английскими буквами: N, S, E, W — они означают стороны света на английском языке:

  • North — Север
  • South — Юг
  • East — Восток
  • West — Запад

Обозначения на компасе сделаны краской, которая светится в темнотеКак известно из курса геометрии, круг делится на 360⁰, следовательно, между сторонами света 90⁰. Если отметить каждый градус соответствующей цифрой, видимой невооруженным глазом, размеры компаса будут слишком велики, поэтому на шкале нанесены риски через каждые 5⁰, а подписаны только значения кратные двадцати.

В центре лимба установлена вращающаяся стрелка, две половины которой раскрашены в синий и красный цвета. Красная стрелка показывает на Юг, синяя на Север. Многие путают, но запомнить легко: Юг — там где тепло — обозначен «горячим» красным цветом, а Север — «холодным» синим. В большинстве приборов стрелка, так же, как и основные точки шкалы, покрыта фосфором и светится в темноте.

Азимут это угол относительно направления на Север

Азимут - это угол между направлением на Север и на объект
Случаи, когда нужно идти точно на юг или на север бывают очень редко, поэтому прежде чем отправиться в поход, нужно научиться ходить по компасу в любом направлении. В этом нам поможет азимут. Чтобы понять, что это такое, возьмите карту и отметьте на ней две точки, пусть одна из них указывает на место, где вы находитесь, а вторая – пункт назначения. Соедините их прямой линией, а из точки своего пребывания проведите луч точно на север. Угол между этими двумя линиями и будет называться азимутом, зная его, вы можете добраться до таких мест, дорога к которым вам неизвестна.

Погода в ДомбаеО климате и погоде в Домбае можно узнать из нашей статьи.

Интересуетесь альпинизмом но не знаете с чего начать? Предлагаем начать с нашей статьи о том как завязывать основные альпинистские узлы.

Возможно вас заинтересует подборка пяти лучших фильмов про авиацию: pro-extrim.com/other/kino/top-5-luchshikh-filmov-o-ljotchikakh-i-aviaci.html

pro-extrim.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector