Самостоятельное восхождение на эльбрус

Начаться мой рассказ должен был с лирического отступления, как и любой рассказ о восхождении на Эльбрус. Лирическое отступление с красивыми метафорами и использованием словосочетаний «покорить несмотря ни на что», «ожидание восхождения с замиранием сердца», «непредсказуемая, таинственная погода» и т.д. Но мой рассказ начинается без отступлений, меня просто схватил вихрь под названием «так совпало» и без лишней преамбулы кинул туда, где я, слава старым Богам и новым, не бесславно исчезла под снегом/в трупосборнике/под рюкзаком, а вернулась домой и начала бегать по 10 км в день.

Началось все с того, что, отработав 300 часов в ноябре, я получила передышку в 5 дней где-то в середине декабря и, не имея другого способа успокоить душу как «поехать на какую-нибудь гору», ввела свои заветные даты в поисковик, нашла самые дешевые, поближе к «какой-нибудь горе», билеты и успокоилась.


Стоит сказать, что до поездки в Нальчик (который оказался пунктом назначения в моих билетах), забиралась на гору я довольно таки специфически. Горы были невысокие, маршруты туристическо-треккинговые, проходимые японскими бабушками и гражданами Китая с фотоаппаратами. И я понятия не имела ни о связках, ни о карабинах, а о кошках имела смутную ассоциацию с электриками, которые лазали по столбам у нас в деревне и выглядели ну очень импозантно на фоне местных трактористов.

Подготовка к восхождению на Эльбрус началась с просмотра отчетов тех, кто там уже был, и после парочки таких прочтений моя душа возрадовалась, что вид с горы действительно шик-блеск, из трудностей только изнурительный подъем и быстро меняющая свое настроение погода, но в общем и целом – практически все могут забраться.

Однако, чем больше я читала литературы про то: какое снаряжение необходимо (балаклава – такое смешное слово); как правильно адаптироваться к высоте (из моих 5 дней адаптация не получалась даже если бы я адаптировалась с утра до утра); как упражняться (один источник вещал, что в советские времена требовалось сделать 15 приседаний на одной ноге – этакий тест-драйв, пускать тебя на Эльбрус или нет); чем больше смотрела видео про зимние восхождения, тем громче внутренний голос приказывал оставаться дома. Но с внутренним голосом, по классике моего собственного жанра, яростно спорил кто-то, кто вечно заставляет меня делать необдуманные поступки, а потом за них расплачиваться.


Чтобы у внутреннего голоса не поехала кукушка, отчеты читать я перестала. За пару дней до вылета я стала готовиться по программе «Проси больше, кидай дальше, пока летит – отдыхаешь».

Проблему с физической подготовкой я решила, попросив друга, который активно и регулярно тренируется в спортзале, научить меня «приседать 10 раз на одной ноге». Учить-то он учил, но за одно посещение спортзала я не то, что на одной ноге присесть, я на обеих ногах стала передвигаться с трудом.

Вопрос с холодом на восхождении я решила покупкой специальных носков «за три тыщи», которые, как мне казалось, за такую цену должны не только греть, но и сами нести тебя на вершину. На покупку остальной одежды я решила не растрачиваться, потому что, во-первых, цены на эту самую одежду были такие, какие я не зарабатываю, а во-вторых, я решила, что, взяв больше обычной одежды, я компенсирую недостаток специализированной.

Дорогу на Эльбрус с юга я заучила по карте, взяла компас, подаренный коллегой, и на этом подготовка в плане маршрутизации окончилась. Конечно, я немного переживала, что надо бы найти гида, отдать ему «кучу денег» и быть спокойной в плане безопасности. Но в тот момент мне казалось, что дойти до вершины – просто, главное – неутомимое желание и компас. Да и устоявшееся понимание гида, как человека, который ведет за собой людей туда, куда ты и сам можешь дойти, ставило барьер к поиску туристической компании и всего прочего. Много в каких местах побывав и ни разу не воспользовавшись услугами компаний, я твердо стояла на своем, гид – для слабаков и богатеев.


Вопрос с безопасностью я решила поиском инструктора по снежно-ледовым занятиям. Не имевший ни малейшего понятия об альпинизме мозг вычленил проблему «научиться зарубаться и ходить в кошках», нашел среди тьмы предложений инструктора в Азау и успокоился.

После такой нехитрой подготовки я забежала поработать еще 24 часа, взвалила рюкзак и полетела в аэропорт, уверенная в своих силах, компасе и в ошибках прогноза погоды, который предсказывал минус 45 на вершине и ветер в 80 км/час. На всякий случай провела опрос среди близкого окружения, что такое «ветер в 80 км/час», но однозначного ответа не получила, только круглые глаза и разные эпитеты по поводу способностей моего мозга.

Аэропорт Нальчика не оставил выбора в сторону маршрутки или такси, ко мне просто подошел Хизир и радушным размашистым жестом пригласил в свое «таксо». Учитывая сумерки и желание поскорее начать адаптацию, пусть даже и с пресловутых 2200 м на поляне Азау, я села в аутентичную Кабардино-Балкарскую «Приору», и адаптация началась прямо там. Хизир помчался по своим собственным правилам дорожного движения, игнорируя дорожные знаки, полицейских и встречные машины. Знай себе, рулил и рассказывал, по Кабардино-Балкарской традиции, какой он молодец во всем. Я даже забыла, что очень хотела кушать, вообще обо всем забыла, так увлекательно мы ехали, не забывая про пересечение сплошных линий и игнорирование ограничений скорости. Однако, в районе поселка Нейтрино, мы внезапно снизили скорость до приемлемой, перестали обгонять через сплошную и вообще стали вести себя до тошноты прилично.


— Хизир, а почему вдруг так медленно?

— Эээ, тут камэри стаят, нэ могу я скорость-шморость прэвышать!

— Ты на круговом движении чуть полицейского не сбил, а тут камер испугался?

— Э, слюшай, с полицейским я дагаварюсь, с камэра нэ могу!

Аэропорт Нальчика не оставил выбора в сторону маршрутки или такси, ко мне просто подошел Хизир и радушным размашистым жестом пригласил в свое «таксо». Учитывая сумерки и желание поскорее начать адаптацию, пусть даже и с пресловутых 2200 м на поляне Азау, я села в аутентичную Кабардино-Балкарскую «Приору», и адаптация началась прямо там. Хизир помчался по своим собственным правилам дорожного движения, игнорируя дорожные знаки, полицейских и встречные машины. Знай себе, рулил и рассказывал, по Кабардино-Балкарской традиции, какой он молодец во всем. Я даже забыла, что очень хотела кушать, вообще обо всем забыла, так увлекательно мы ехали, не забывая про пересечение сплошных линий и игнорирование ограничений скорости. Однако, в районе поселка Нейтрино, мы внезапно снизили скорость до приемлемой, перестали обгонять через сплошную и вообще стали вести себя до тошноты прилично.


— Хизир, а почему вдруг так медленно?

— Эээ, тут камэри стаят, нэ могу я скорость-шморость прэвышать!

— Ты на круговом движении чуть полицейского не сбил, а тут камер испугался?

— Э, слюшай, с полицейским я дагаварюсь, с камэра нэ могу!

Стоит причислить к моей экстренно начавшейся адаптации еще и поиск отеля по всему Тырнаузу, задержке таксо в снежной колее и спасательную операцию с выталкиванием в основном моими силами, потому что «мотор любит ногу хозяина, толкни сзади».

Засыпая в теплом отеле, после плотного ужина с орехами и «дошираком», я уже представляла себя на вершине, осознавая свое величие и самодостаточность.

Утром следующего дня я встретилась с инструктором по снежно-ледовым занятиям, и, казалось бы, совсем не удивила его своими планами восхождения на Эльбрус. Но когда я попросила помочь в аренде необходимого оборудования (как мне казалось на тот момент – кошек, ледоруба и чего-нибудь теплого на ноги), он стал присматриваться ко мне более внимательно.

Для желающих подняться зимой на Эльбрус без подготовки сообщаю следующее.

Первое, найти пункты проката, в которых снаряжения для восхождения НЕ убрали до следующего лета – достаточно сложно, да и при наличии снаряжения – мало кто захочет вам его дать. Причина – не хочется терять это самое оборудование, потому что все уверены – вы прихватите барахлишко и сбежите с ним в трупосборник или укроетесь под лавиной.


Второе, наличие рядом знающего человека увеличит список «необходимого для восхождения снаряжение» в разы. И одними кошками с ледорубом вы не отделаетесь, а возьмете и специальный теплый пуховик и обвязку и ветрозащитные очки и термос и самостраховку с карабинами.

Третье, когда вы пойдете регистрироваться в МЧС, не стоит, в целях сохранения времени, сразу кричать в окошко: «На Эльбрус зарегистрируйте, пожалуйста! Группа из одного человека, руководитель — я!», этим самым вы можете получить категорически устрашающую лекцию о том, почему вам туда идти не стоит и что спасательная группа в такой снегопад быстро вас не вытащит из трещины.

Четвертое, даже если вы забронировали «Бочки» или какой-либо другой приют, используя интернет, это не дает гарантии, что вас там будут ждать. И вы будете со своим 60-литровым арендованным рюкзаком и 5 литрами воды ходить вокруг закрытых приютов и ждать чудес. Иногда чудеса возникают в виде парня из МЧС, который курсирует по трассам, достает из потаенных мест ключ от приюта и, взяв с вас символическую плату, оставляет наслаждаться тем, что вы, по крайней мере, можете укрыться от снега и ветра.

Потратив все светлое время до полудня, загрузив вещи в приют, инструктор начал объяснять, как одевать кошки и вообще все то, что мы арендовали непонятно для чего. Но мама всегда учила меня слушаться мужчин, и я послушно взяла все то, что он сказал и что, волею судеб, нашлось в прокате. Забегая вперед, с оглядкой на уже сейчас имеющиеся знания, скажу, что снаряжение мы взяли по всем правилам и будь во мне хоть толика альпинистского опыта, я бы смогла оценить на тот момент неоценимую помощь инструктора.


Предполагалось, что снежно-ледовые занятия пройдут около Приюта 11, где я как раз и адаптацию пройду и научусь пользоваться ледорубом и, возможно, увижу, что такое бутылочный лед означает на самом деле. Надев очки, которые оказались очень кстати против снежного ветра, мы пошли к приюту. Хотя, сложно сказать – пошли. Снег был примерно выше колена, и мы не шли, мы прорывались. Вспомнив необыкновенно важный вопрос, ответ на который я не смогла найти в интернете, я побежала к инструктору, который настаивал, чтоб я шла несколько позади, даже если у меня есть силы идти быстрее. Но нет. Инструктор не знал «как обычно девушки зимой на Эльбрусе писают». Я поправила три слоя штанов и задумчиво пошла дальше.

Снежно – ледовые занятия не доставили мне особого удовольствия. Мне показалось, что это очень легко – при падении успеть воткнуть ледоруб правильной стороной и с правильным положением рук. Честно говоря, эти 20 минут на Приюте 11 не дали мне ничего, на мой взгляд, дельного. Но 3 часа до приюта и около 1,5 часов вниз, уже по темноте дали хорошую адаптацию (как мне показалось) и понимание того, что такое – видимость 5 метров. Снова забегая вперед, сообщаю – умение зарубаться очень мне помогло, но сказать, в какой степени помогло, я не могу. И в момент удачного применения данного умения мне уже совсем не казалось, что снежно-ледовые занятия «какая-то лажа».


Мой план предполагал следующий день отдыха, а потом штурм. И сразу вниз, звонить Хизиру, чтобы он меня забрал в аэропорт. Инструктор, уже ничему не удивляясь относительно моих идей, сказал, что это безумие и предложил свои услуги, как гида. Я, посмотрев на снежную вьюгу и полное отсутствие видимости, осведомилась о цене. Цена перечеркнула все мои разумные позывы и заставила внутренний кричащий голос замолчать.э

Инструктор взял свою доску, и, сказав, чтобы я звонила в случае, если передумаю, исчез в темноту, сумерки и лыжную трассу.

Я зашла в приют, вскипятила воды, проглотила изысканный ужин с сублимированной говядиной и бумажной лапшой, приготовилась к увлекательнейшему путешествию до туалета, вышла за дверь, поняла, что могу улететь в никуда, решила, что туалет может перенестись в близлежащие сугробы и легла спать, радуясь, что голова у меня не болит.

Следующий день отдыха я провела ответственно, согласно всем правилам поведения перед штурмом – ничего не делала, проверяла погоду, обдумывала время начала штурма и сомневалась в успешности, а ближе к вечеру – в безопасности данного мероприятия.

Достигнув в одиночестве и в единении с собой полного дзэна в отношении того, что мероприятие — полное безумие, я перестала думать и решила просто выйти пораньше, часиков так в 23:00, идти в сторону Приюта 11, потом к скалам Пастухова (направление к которым мне показал инструктор, махнув в мало определенном направлении «где-то там») а там, как масть ляжет, авось стрит-флеш и выпадет. Отключила мозг, включила фонарь, одела все, в чем можно комфортно спать и тратить меньше времени на одевания потом.


Уснуть, конечно же, не смогла. Лежала и лениво читала книгу. Но звоночек внутри все равно мигал красным светом – впереди нас ждет опасность. Но я еще более лениво отмахивалась от него: «так уж лучше так, чем от водки и от простуд» (с).

В заветное время почему то не получалось методологически правильно одеть кошки. Вот все одела, как показал накануне инструктор, порадовалась, что запомнила все его небольшие ликбезы, но вот с кошками не заладилось. Потерялось около часа для того, чтобы изучить физиологию кошек (читай — устройство); понять этиологию (читай – причину поломки) и назначить лечение (читай — исправить).

 

А теперь – работа над ошибками.

Первое. Правильно подобранное снаряжение и одежда, относительно качества и количества, может сохранить ваше тело от холода, ветра, скольжения, намокания и т.д. Я так радовалась этим пуховым штанам и куртке, так наслаждалась защитой очками от ветра, и с теплом вспоминала инструктора, который практически заставил меня все это взять, в том числе и большой термос.

Второе. Если видимость около 5 метров, то пойти по маршруту, который на карте выглядит как прямая линия, не представляется возможным, и в действительности ты оказываешься в снежном вакууме и не понимаешь, куда идешь. А компас, спаси и сохрани, вообще не помогает. Особенно, если ты только и умеешь, что сопоставлять стрелочку с буковкой «N».


Третье. Когда уровень снега около пояса и тот же самый снег продолжает заметать все твои следы, чувствуешь себя: а) улиткой в матрице, б) безмозглым слепым щенком, в) одиноко.

Четвертое. Когда ты уже вышел на штурм, немного чувствуешь свою беспомощность и много – опасаешься за свою жизнь, то звонить гиду бессмысленно, потому что он все равно до тебя не добежит, помощь не окажет и даже не объяснит – как жить дальше и в какую сторону идти.

Пятое. Бутылочный лед существует, даже если ты его не видишь.

Шестое. Зарубаться, когда скользишь и собираешься улететь куда-то за пределы видимости в 5 метров, не так-то просто, да еще и неимоверно страшно.

Седьмое. Не всегда можно увидеть рассвет на штурме.

Восьмое и самое главное. Не дойти до вершины, но сберечь свою жизнь – не позор, а даже, наоборот, для того, чтобы повернуть обратно необходима большая сила воли, и чем ближе ты к вершине, тем сложнее повернуть. И не стоит проверять данный факт на практике и своих ошибках.

 

Я не смогу сказать, как далеко я отошла от Приюта 11, дошла ли до скал Пастухова и вообще, двигалась ли я к вершине или в какое-то другое место. Просто около 10 утра я поняла, что даже если и доберусь до конца, то вряд ли это смогу понять, потому что в том молоке из снега и ветра в котором я была, вскоре перестали различаться даже свои собственные очертания.

Возвращаться было еще сложнее, потому что сначала был тот самый лед (да-да, под снегом, но был!), периодически мои глубокие следы терялись, а концентрация снижалась. Не потому что я устала, нет. А потому что в голове прочно устоялась мысль – вниз спускаться проще простого! Но, как оказалось, спускаться очень даже сложно, а зарубаться на спуске еще сложнее и страшнее.

Уже добравшись до приюта, который я крепко ассоциировала с землей обетованной, я была крепко уверена – обязательно вернусь на Эльбрус, подготовленной во всех смыслах этого слова! Потому что даже за плотным слоем снега, тумана, ветра, я определенно точно знала, что вид с того места, где я нахожусь – потрясающий. Что рассвет, который я не видела – трогает тебя до самого дна, до самой последней мышечной клетки сердца. Что та физическая и психологическая усталость, которой ты пренебрег ради того, чтобы оказаться на самом верху – это достойная плата за те ощущения, которые ты получил, дойдя до конца.

Ведь даже не дойдя до конца, я чувствовала в себе такой заряд энергии, будто гора мне говорила: «Кать, ты не переживай, ты еще вернешься, подготовишься поприличнее, внимательнее отнесешься к следующей встрече со мной, и вернешься, и я покажу тебе то, чего ты искала». Даже, несмотря на то, что я сама еще не понимала, что ищу чего-то.

И я действительно стала готовиться. Сразу, как спустилась до поляны, эффектно вызвав разрыв шаблона у смотрителей на подъемнике Гара-Баши, которых жизнь не готовила продавать билеты на спуск, а только проверять билеты на подъем. А девочка с 60-литровым рюкзаком в 9 утра, которая просилась вниз… Мне кажется, мы со смотрителями славно поболтали.

И да, я начала готовиться. Нашла инструктора по ледолазанию, и оставшийся день в Азау мы лазали с ним по льду. Новогодние праздники я бегала в силу наличия времени, а после нового года разработала план и стала бегать по 10 км с неизменной периодичностью и прогрессивным увеличением дистанции. Потому что выносливость на горе – она необходима, к гадалке и инструкторам не ходи.

Я записалась в альпклуб и начала учиться, чем жесткие кошки отличаются от обычных, чем опасны трещины, в чем разница между географическим и магнитным Азимутом, и где лучше организовывать бивуак.

И чем больше я узнаю, тем нелепее кажется моя идея восхождения на Эльбрус зимой, без гида, в одиночку на гору, о которой никакого понятия не имею. Гору необходимо, крайне важно уважать. А приходить на свидание с ней без цветов (читай – снаряжения), без должного ознакомления о ее привычках и предпочтениях (читай – знаний хотя бы основ альпинизма) – это, как минимум глупо, как максимум – опасно.

И в заключении, посыл моего рассказа состоит в том, чтобы те, кто собирается на подобные восхождения, пренебрегая подготовкой, либо пренебрегая важностью заменить, хотя бы часть подготовки, услугами

хороших ответственных инструкторов, не пытались повторить мои ошибки. Но не надо пугаться сложностей, надо просто больше читать, не включать в мозге режим «оно как-нибудь само все решится» или «ерунда, впихнем», а готовиться, тщательно и скрупулезно. И тогда гора подарит вам то, что я обязательно получу в этом году. Даже если не дойду до конца. Потому что повернуть никогда не поздно. Важно – относиться к горе с должным почтением, и она даст тебе больше, чем заберет, уверена.

Автор: Екатерина Нестерова.

Если вдруг вы захотите совершить восхождение на Эльбрус, вам поможет в этом компания "Страху Нет". В составе организованной группы это гораздо веселее. Квалифицированные инструкторы альпинизма и профессиональное кислородное оборудование обеспечат вашу полную безопасность во время восхождения. 10 разных программ на любой вкус: от восхождения с кислородом за 1 день до автономных экспедиций по диким маршрутам Эльбруса. Пройдите небольшой тест и узнайте, какой из маршрутов идеально подходит именно вам.

100dorog.ru

Эльбрус

Возникший в конце эпохи неогена во время подъема Кавказского хребта, Эльбрус был настолько мощным вулканом, что последствия его древних извержений сегодня ученые находят за сотни километров от него.

Деятельность вулкана прекратилась 2500 лет назад, но Эльбрус, отзывы о силе и мощи которого остались в местных легендах и сказках, еще в 16 веке изображали на картах в виде конуса с огнем.

Один из самых высоких потухших вулканов планеты начали покорять еще в начале 19 века. Русская экспедиция, состоящая из ученых и военных, в 1829 году пыталась покорить Эльбрус и достигла даже высоты в 4800 м, о чем свидетельствует надпись на камне с высеченным на нем Георгиевским крестом. Но покорить вершину смог только их проводник кабардинец, так как был больше приспособлен к разреженному высокогорному воздуху.

Свидетельством покорения Эльбруса стали памятные плиты, на которых зафиксировали это событие, но на этом покорения двуглавых вершин горы не прекратились. В 1874 г. английским альпинистам покорился западный пик. Оба пика, с точным нанесением топографии горы на карту, исследовал русский топограф Пастухов, в честь которого названы скалы на отметке 4700 метров.

С тех самых пор усовершенствовалось альпинистское снаряжение и увеличилось количество тех, кто покорил гору. Восхождение на Эльбрус (отзывы альпинистов 20 века говорят об этом) было настоящим испытанием силы, выдержки и самообладания. Сегодня на потухший вулкан может подняться каждый турист без особой подготовки. При этом следует помнить, что Эльбрус ежегодно забирает десятки жизней тех, кто был неосторожен или слишком самоуверен.

Погода на Эльбрусе

Климат на Эльбрусе больше похож на арктический, так как средняя температура самого жаркого месяца достигает здесь +8 градусов тепла, а самым суровым по погодным условиям является февраль.

Частые осадки в виде снега и многочисленные перемены в погоде, создали горе славу «направляющей ветра», как в переводе с ногайского наречия звучит название Эльбруса.

Альпинистам 19 и 20 веков приходилось полагаться на удачу, отправляясь на восхождение. Сегодня современное метеорологическое оборудование позволяет заранее узнать, когда можно идти покорять Эльбрус. Отзывы многих альпинистов говорят о том, что знание о погоде заранее зачастую спасает жизнь.

Для удобства альпинистов на различной высоте горы установлены перевалочные базы, основная цель которых служить укрытием в непогоду и возможностью пройти акклиматизацию перед восхождением. Последнее является обязательным условием, так как Эльбрус сурово относится к тем, кто пренебрегает техникой безопасности.

В зависимости от того, с какого склона начинать подъем, зависит его сложность.

Эльбрус – туристическая зона

Подъем на Эльбрус (отзывы на сегодняшний день об этом многочисленны) стал видом туристического отдыха относительно недавно. Развитие инфраструктуры в виде канатной дороги, гостиниц и перевалочных баз привело к тому, что сюда потянулись туристы со всего мира.

Например, гора Чегет (3650 м) является горнолыжным курортом с самой сложной в мире трассой. Все, кто желает бросить горе вызов, приезжают сюда испытать свои силы. В сезон, когда сноубордисты навостряют на Эльбрус лыжи (отзывы говорят, что это ноябрь), имеющихся 4 подъемников и 3 линий канатных дорог не хватает для быстрой доставки всех желающих на место. Благодаря им лыжники могут начинать спуск с высоты 3070 м над уровнем моря, что совсем не просто для начинающих, так как медленный подъем и быстрый спуск могут сказаться на общем самочувствии в виде головокружения и тошноты.

В имеющихся гостиницах и близлежащих кафе можно отдохнуть между спусками и набраться сил, отведав местной кухни. Также отсюда можно взять старт на Эльбрус. Отзывы альпинистов говорят о том, что подъемники с поляны Азу, до которой с поляны Чегет можно добраться на маршрутке или пешком (6 км), значительно сокращают время для восхождения на гору.

Базы для треккинга на самой горе не приспособлены для длительного проживания. Их назначение – дать людям возможность пройти акклиматизацию, совершая подъем от одной базы к другой, чтобы легче перенести само восхождение на Эльбрус. Отзывы туристов говорят о том, что там минимум условий, достаточных для того, чтобы набраться сил.

Эльбрус для начинающих

Развитие туристического бизнеса в горах породило ряд новых специальностей, одной из которых стала профессия гида, или, как говорили в старину, проводника.

Ранее проводник обязывался доставить путников до пункта назначения. Восхождение на Эльбрус для начинающих (отзывы новичков особенно указывают на важность этого) «вывело» новое поколение профессионалов, главной функцией которых стало не только сопровождение, но и подготовка неопытных альпинистов.

Как правило, опытные альпинисты дают рекомендации новичкам, которые можно найти в интернете, да кто ж их читает? Часто туристы наивно полагают, что если туроператор делает заманчивое предложение в виде покорения вершин, то его под белые ручки наверх горы занесут. На самом деле агентству, продавшему тур, абсолютно все равно, получится у клиента восхождение, или нет. Остальное, как говорится, дело техники гидов.

Восхождение на Эльбрус для начинающих (отзывы всех «чайников» это подтверждают) начинается дома:

  • Во-первых, требуется хоть какая-то физическая подготовка, чтобы от непривычной нагрузки ноги могли передвигаться в нужном темпе. Достаточно за 3-4 недели до поездки увеличить давление на ноги в виде небольших растяжек, бега, подъемов и спусков по лестнице. Пусть мышцы отболят дома, тогда будет легче покорить Эльбрус. Отзывы новичков о том, что они испытали непомерные нагрузки, которые испортили всю радость от восхождения, нередки в интернете.
  • Во-вторых, требуется хорошая экипировка. Именно хорошая, а не дорогая. Цена в данном случае не всегда качество. Некоторые вещи можно взять напрокат на месте, но ботинки следует брать только удобные и разношенные.
  • В-третьих, важно знать о состоянии своего здоровья до подъема в горы. Если человек не проходит акклиматизацию в силу проблем с кровяным давлением или еще по каким-то причинам, то лучше покорять менее высокие вершины, чем Эльбрус. Отдых (отзывы об этом также есть) на одной из баз будет интересным, но безопасным.
  • В-четвертых, всегда слушать своего гида. Он профессиональный альпинист, поэтому его рекомендации и даже приказы не обсуждаются.

Новичку важно понять, что, покупая тур в Эльбрус, он платит всего лишь за попытку, которая может обернуться чем угодно, поэтому, собираясь в путь, следует прихватить с собой удачу. Тем, кто привык отдыхать с комфортом, не подойдет экскурсия на Эльбрус. Отзывы о сложностях восхождения и физических нагрузках это подтверждают.

Восхождение с запада

На эту гору можно подняться с разных сторон света, но не все они подходят для новичков. Например, восхождение с запада подходит только альпинистам с большим опытом, так как здесь путь преграждается то мощными ледниками, то скалами, которые требуют большой сноровки для трудного подъема.

Базовый лагерь с западной стороны находится на поляне на высоте 2670 м (Джилы-Су). Для акклиматизации потребуется день, который можно провести с пользой, посетив лечебные источники.

Следующий этап – подъем до следующего лагеря (3500 м) с частью вещей, чтобы пройти новый этап акклиматизации. На следующий день в него можно перебазироваться с остальными вещами. Лагерь №2 расположен на леднике Битюк Тюбю (его морене). На этом этапе берется промежуточная высота 3900 м, на которой можно оставить снаряжение.

Третий лагерь — на высоте 4200 м. Здесь можно провести день отдыха до отправки в последнюю базовую точку. Лишний день акклиматизации поможет неподготовленному человеку восстановить силы и привыкнуть к кислородному голоданию.

Четвертая база — на высоте 4600 м, после которой уже идет подъем на Эльбрус. Гора (отзывы альпинистов это утверждают) становится менее неприступной, если подготовительная работа была сделана правильно.

Само восхождение не представляет опасности, хотя снежный склон имеет некоторую крутизну. Если организм адаптировался к разреженному кислороду, то путь в хорошую погоду не будет трудным и опасным.

Восхождение с востока

С этой стороны можно взойти на восточную вершину горы, имеющую высоту 5621 м. Здесь приходится самостоятельно ставить базовые палаточные лагеря, если альпинист — новичок, то потребуется опытный проводник, так как эта сторона горы не предоставляет комфортных условий для проживания.

Первый лагерь для адаптации и ночевки ставится на высоте 2400 м. Следующий подъем с «окапыванием» — перевал Ирик-Чат (3667 м), неподалеку от которого ставятся палатки. На леднике проводятся тренировки, после чего совершается подъем до следующего уровня – 4000 метров — и устанавливаются палатки для ночевки.

Штурмовой лагерь базируется на высоте 4500 м. После отдыха здесь проводят тренировки и пробное покорение высоты 5000 м. После периода адаптации начинается подъем на вершину с последующим спуском в базовый лагерь.

Это, пожалуй, самая «негостеприимная» сторона Эльбруса.

Восхождение с юга

Южный маршрут самый популярный у туристических компаний и самый оборудованный для адаптации из всех. С этой стороны можно даже покорять Эльбрус зимой. Отзывы тех, кто это делал, говорят о том, что для этого требуется недюжинная физическая сила и готовность сопротивляться морозам до -45 градусов с пронизывающим ветром.

Первая акклиматизация проводится на высоте 2200 м на турбазе «Азу». Отсюда можно с комфортом добраться до следующей базы на канатной дороге, которая заканчивается на высоте 2950 м на станции Старый Кругозор.

Пересев на другую линию дороги, можно подняться до следующей точки для адаптации – станции «Мир» (3500 м). Новичкам желательно не спешить и проходить акклиматизацию постепенно, уделив каждой высоте хотя бы сутки.

От станции «Мир» идет кресельная «канатка» к приюту «Бочки» (3750 м). Именно в этом лагере проходит основная адаптация. Если ехать по путевке, то распорядок восхождения примерно такой:

  • В первый день в «Бочках» обычная прогулка, знакомство с окрестностями и отдых.
  • Второй день – поход к «Приюту 11» на высоту 4050 м. Подъем идет под углом 10 градусов и занимает около 2 часов, так как легким следует постепенно адаптироваться к высоте. Спуск осуществляется за 20 минут.
  • Третий день – восхождение к скалам Пастухова (4600), если позволяет здоровье и погода. Подъем происходит медленно, часа за 3-4, возле скал — привал для чая, а затем спуск за 1.5-2 часа.
  • Следующие 1-2 дня — либо восхождение, либо дополнительная акклиматизация. Выход обычно в 2-3 часа ночи под свет фонариков, чтобы попробовать встретить рассвет на вершине.

Погода на Эльбрусе переменчива, поэтому следует быть заранее готовым, что на середине пути, возможно, придется повернуть назад. Горы не прощают безрассудства.

Восхождение с севера

Покорение Эльбруса началось когда-то именно с северной его стороны. В отличие от комфортной южной стороны с ее гостиницами и подъемниками, здесь весь путь придется проходить самостоятельно. Первой базой для акклиматизации считаются хижины «Олейникова» и «Рощина» или лагерь «Лакколит».

Адаптация начинается с восхождения к скалам Ленца (4700 м), здесь же проходят тренировки. Восхождение начинается после полной акклиматизации, отдыха и ночевки. Промежуточных стоянок до вершины больше не будет. С севера чаще всего поднимаются на восточную, меньшую вершину, так как она ближе. Опытный гид может провести группу до западной вершины, хотя проще это делать с южного склона.

Для тех, кто любит экстремальные виды спорта, сезон катания на лыжах и сноубордах открывает Эльбрус в ноябре. Отзывы об этих спусках самые восхищенные. Погода в это время обычно радует своим еще относительным теплом и уже выпавшим снегом.

Часто можно встретить поднимающихся на вершину туристов и спускающихся вниз лыжников. На Эльбрусе также проводятся соревнования по самому быстрому подъему на вершину. Рекордсмена из Казахстана с его показателем 3 ч 55 мин. с поляны Азау (2400 м) до западной вершины (5642 м) пока не обогнал никто. Чтобы научиться так покорять горы, требуются годы тренировок и знание правил безопасности.

Правила безопасности

Когда люди приезжают на Эльбрус по туристической путевке, они должны четко понимать, что главный здесь тот, кто имеет опыт восхождения на вершину, поэтому подчинение ответственному за безопасность должна быть беспрекословной.

Перед выходом даже для акклиматизации обязательным является:

  • Проверка снаряжения. Оно должно быть целым, сухим и обеспечивающим безопасность. Обязательно при себе иметь крем для лица и бальзам для губ, а также маску или черные очки.
  • Проверка маршрута, сверка времени, связи и аптечки.
  • Обязательно при себе иметь термос с горячим чаем и легкую еду – бутерброды, батончики или фрукты.

В поход не допускаются члены группы, не прошедшие регистрацию в МЧС России. Эта необходимость вызвана для возможности вести им спасательно-поисковую работу, в случае если группа не вернулась.

Новогодний Эльбрус

Приехать на Эльбрус на Новый год (отзывы об этом туре самые восторженные) – это означает совместить встречу лучшего праздника в году с возможностью покорить вершину.

Программа новогоднего тура не дает расслабиться, так как требуется как постепенная акклиматизация, так и наработка навыков ходить с «кошками» и треккинговыми палками. Немаловажную роль играет обучение правильной укладке рюкзака, так как чем выше подъем, тем тяжелее он будет казаться.

То же относится к пользованию ледорубом, вязанию узлов и хождение в связке. Часто бывает, что люди, один раз прошедшие в связке при восхождении на вершину горы, становятся друзьями на всю жизнь. Тренеры очень серьезно относятся к подготовке участников группы, так как в зимний период Эльбрус может преподнести сюрпризы с погодой, обледенением и ветрами.

Проводится отработка навыков страхования на льду и остановка скольжения, как в группе, так и самостоятельно. На адаптацию и наработку необходимых умений уходит 5-6 дней. Покупая путевку в горы, следует понимать, что минимальное количество времени, требуемое на восхождение, – 8-10 дней. Для покорения Эльбруса не существует туров выходного дня. Никто не дает гарантий, что подъем вообще будет, погоды в этих краях крайне непредсказуемы.

Но если слушать инструктора, выполнять все его рекомендации, пройти курс молодого «альпиниста» и поймать удачу, то этот новогодний тур станет самым незабываемым и потрясающим в жизни приключением.

fb.ru

Часть 4 — http://pikabu.ru/story/samostoyatelnoe_voskhozhdenie_na_yelb…

5.30 утра. Блеск. Шикарно. Красота. Рассвет на Эльбрусе — не описать словами! Ясное небо, замерзшая бутылка воды под ногами, птицы порхают на фоне гор. И он, величественный и грозный, разделенный на две части, западную и восточную — Эльбрус! Завтра…завтра я должен потоптаться своими ножками по твоей самой высокой макушке😏 А сегодня у нас акклиматизация. До верхних скал Пастухова (4700-4800), если повезёт. До косой полки (5200), если мы супермены!👊

Кошки надеты, вкусняшки уложены в рюкзаки — выходим. Не хочу показаться эгоистом или хвастуном, но с первых же шагов стало ясно, что в одном темпе идти будет тяжело — я уходил далеко вперед. Находиться в постоянном ожидании своих товарищей мне было скучно и спустя час совместного восхождения я решил идти дальше в одиночку. Осуждайте, я не против🤗

Было тепло, я снял куртку, оказался в одном термобелье, штанах и в маске…и в своей любимой шапочке панды😊 Она сыграла добрую службу — люди останавливались и интересовались ею, а так же нашим не организованным восхождением👍

Интересные знакомства: пожилая пара, восходящая в одиночку (без понятия, смогли ли они взобраться), парни, с которыми я на следующий день встретился по пути наверх, группа студентов с учителем из Липецка, которые, увы, не забрались. Зато, с одним из студентов, с Пашей, мы все же вскарабкались до косой полки. Это было тяжело! Нет, это было, действительно, очень тяжко!!! Крутой подъем на протяжении 6-7 часов (точно не помню), нехватка воздуха, давление. Но мы сделали это, мы гордились собой — эта цель была покорена!

У косой полки было красиво, солнце, ясно. Запив бутерброд водой, я собрался спускаться. И спуск оказался этаким призом — на «поджопнике» (удобная вещь для посидушек на холодном снегу) я спустился с горы как на санках — весело и с ветерком!😄 А, главное, быстро!

В тот вечер, когда я спустился к приюту, узнал, что Александр спас жизнь лыжнику, застрявшему в расщелине. Молодец! Хочу поделиться этим моментом. Будьте аккуратны — в горах много трещин!

К сожалению, у героя заканчивались деньги на аренду экипировки.

Мышца не смог добраться до последних ступеней скал Пастухова — даже, если вы крепкий парень, все же акклиматизация играет большую роль! Плюс ко всему, Даниил промочил ноги, сушка белья на высоте занимает довольно продолжительное время.

Восхождение оказалось под угрозой, я остался один.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…(30.03)

pikabu.ru

Эльбрус

В июле прошлого года я съездил в Приэльбрусье с целью подняться на самую высокую точку Кавказа, России и Европы (истинность последнего зависит от того, где проводить границу между Европой и Азией, т.к. однозначного мнения на этот счет нет) — гору Эльбрус высотой 5 642 метра.

Эльбрус — бывший вулкан, имеет две вершины — Западную (высотой 5 642 м) и Восточную (5 621 м). Нашей целью была Западная вершина, т.к., во-первых, она выше, а во-вторых, самый простой, классический маршрут на Эльбрус ведет как раз на нее. Маршрут начинается в поселке Терскол, находящегося у подножья горы.

Хочу сразу предупредить, что это будет рассказ от лица новичка в альпинизме, поэтому многие вещи могут показаться более опытным людям довольно наивными или даже безрассудными, поэтому, если вы только вчера спустились с Эвереста, ходите на Эльбрус, как на легкую прогулку, или просто имеете более-менее серьезные познания в альпинизме и горном туризме, то, во избежание негативных эмоций, вам лучше не читать эту статью.

Идея о восхождении на Эльбрус появилась у меня еще за год до этого, но во что-то конкретное вылилась лишь зимой, когда эту же идею мне предложил Валера. Настроен он был очень решительно (на мой взгляд, даже слишком), поэтому мы предварительно договорились о том, что летом попробуем осуществить задуманное. В мае уже были сформированы более четкие планы и временные рамки мероприятия. В то, что у нас все получится, мы и сами верили с трудом, ведь у меня за плечами не было практически никакого походного и альпинистского опыта (не считая прогулок по Крыму в детстве). Впрочем, билеты были куплены, рюкзаки собраны, и мы отправились в дорогу.

Эльбрус

В течение месяца перед поездкой я читал отчеты восходителей, чтобы понять, что из вещей мне потребуется взять с собой, а что можно взять напрокат на месте.

Самое основное, что я привез из Москвы: рюкзак на 100 литров (а в нем штурмовой рюкзак на 30 литров), спальный мешок с нижней температурой комфорта -17°C, пенку, старые лыжные палки (вместо трекинговых), много теплой одежды, в т.ч. пуховик (учитывая, что во время восхождения придется провести много часов на холоде), крем от загара наивысшей степени защиты, солнцезащитную маску (обязательно с защитой от ультрафиолетового излучения).

День первый, понедельник, 15 июля

Железнодорожный вокзал города Нальчик, половина седьмого утра. Пассажиры прибывшего из Москвы поезда уже высыпали на платформу. К нашему удивлению, половину вагона составляли люди с туристическими рюкзаками. Большая часть из них разбежалась по заранее заказанным автобусам, а мы же пошли искать маршрутку в Терскол.

Искать пришлось недолго, она стояла прямо напротив. Ценник в 400 рублей немного смущал, но ехать на автовокзал и искать более дешевые варианты времени и желания не было, поэтому через некоторое время мы отправились в путь. Во время поездки за окном постепенно менялся пейзаж, вокруг вырастали холмы, а затем и горы. Периодические посты с военными напоминали о неблагоприятной террористической обстановке на Кавказе и близости границы. В 9 утра мы прибыли в Терскол.

Точного плана на первый день у нас не было. Нам посоветовали для начала сходить к водопаду Девичьи Косы, подъем к которому начинался недалеко от остановки. Это был первый раз, когда я видел настоящие снежные горы, такие скалистые и неприступные, поэтому поначалу было сложно сдерживать свое восхищение окружающей природой.

Горы Донгуз-Орун (по центру) и Накратау (справа). Между ними перевал Семерка:

Эльбрус

Тут надо сделать небольшое отступление. Большинство людей, не ходивших в горы и походы, считают, что в горах достаточно просто идти наверх, но это не так. Как известно, с повышением высоты количество кислорода в воздухе падает, и это не может происходить незаметно для организма. При резком подъеме на высотах выше 2 500-3 000 метров над уровнем моря может наступить горная болезнь (она же горняшка), выражающаяся в тошноте и головной боли, а в случае острой формы болезни — отеке мозга и легких. Для того, чтобы помочь организму привыкнуть к высоте (акклиматизироваться) путем увеличения количества эритроцитов в крови, используется правило «Забирайся высоко, спи низко» — в течение дня надо сходить повыше на акклиматизацию, провести там некоторое время и вернуться вниз, в результате чего в следующий раз организму будет легче.

По пути к водопаду:

Эльбрус

К водопаду мы шли не особо торопясь, поэтому на дорогу к нему у нас ушло около двух часов. Из них много времени мы тратили на фотосъемку. Когда ходишь с фотоаппаратом, обычно даже не успеваешь уставать, потому что вокруг столько всего красивого, что постоянно приходится останавливаться, чтобы заснять это.

Поляна Азау, канатная дорога:

Эльбрус

Водопад Девичьи косы, высота примерно 30 метров:

Эльбрус

У водопада мы провели около часа, после чего пошли обратно вниз. Можно было подняться еще выше, к метеостанции (на высоту ~2 900 метров), но мы решили, что на первый день хватит и этого. По пути вниз встретили Саню, альпиниста-одиночку, который, как и мы, акклиматизировался для подъема выше. Он подсказал нам отличное место, где жил сам, а мы могли поставить там палатку.

Эльбрус

Это был гостиничный комплекс, на территории которого, у реки, мы поставили палатку и отдали 100 рублей за доступ к кухне и возможность зарядить телефоны в одном из домиков. К слову, это была последняя работающая розетка, которой я воспользовался за время пребывания в Приэльбрусье.

Нашими соседями была группа подростков с несколькими руководителями, с которыми (как потом выяснилось) мы поднялись на вершину в один день. Также мы познакомились с гидом, который водит группы на восхождение. Он дал нам несколько ценных советов. Во время всей поездки одним из первых вопросов, который нам задавали при знакомстве, был «А вы откуда?» Так как я из Москвы, а Валера из Санкт-Петербурга, многие называли нас «Москва-Питер».

День для нас закончился перед закатом, в 9 вечера, потому что сидеть у костра не было желания. Впоследствии мы придерживались именно такого режима.

День второй, вторник, 16 июля

Во второй день мы планировали подняться на гору Чегет на высоту ~ 3000 метров для дальнейшей акклиматизации. Для этого мы встали в 6 утра, неспешно собрались и позавтракали, после чего отправились в путь. К счастью, ночевали мы почти у подножья, так что уже через 5 минут после выхода мы уже поднимались по склону вверх. Палатку и почти все вещи оставили внизу, с собой взяли только самое необходимое.

В это утро погода была крайне переменчивой — совсем рядом нависали тучи (я бы даже сказал, что они «прилипали» к вершинам гор), но периодически выходило солнце. Обычно в горах непогода наступает во второй половине дня, поэтому у нас было время в запасе для того, чтобы подняться и спуститься.

Поднимались мы пешком, так как, во-первых, нам было жалко денег на канатную дорогу в этом случае происходит наилучшая акклиматизация организма, и, во-вторых, поднимались мы так рано, что канатка заработала только тогда, когда мы уже были наверху. Весь подъем занял у нас около двух часов. До вершины подниматься не стали (так как она находится в пограничной зоне, о чем уведомляют соответствующие знаки), поэтому прошли немного дальше последней станции канатной дороги.

Со склонов Чегета открывается один из самых популярных видов на Эльбрус, но в тот день вершины были плотно затянуты облаками, поэтому мы впервые увидели их во всей красе лишь на следующий день.

Вид в сторону ущелья Адыл-Су:

Эльбрус

Под боком — приграничная зона, куда вход без пропуска строго запрещен:

Эльбрус

Эльбрус

Спуск вниз:

Эльбрус

Уже внизу мы подумали, что оставаться на этой высоте на вторую ночь нет смысла, поэтому приняли решение дойти до подножья Эльбруса, подняться пешком до станции канатной дороги Старый Кругозор (расположенной на высоте ~3000 метров) и заночевать где-нибудь там. Пока мы собирались на землю спустился густой туман. Такой густой, что когда мы дошли до Азау (откуда начинается канатная дорога на Эльбрус), видимость была около 15 метров. Впрочем, идти это не мешало, поэтому мы начали движение вверх.

Периодически казалось, что этот подъем будет бесконечным, потому что не было видно ровным счетом ничего, кроме небольшого участка дороги спереди и сзади. Это выглядело весьма сюрреалистично и даже понятие времени стало относительным — без взгляда на часы невозможно было сказать, день сейчас или вечер. Из этого эфемерного состояния меня смог выдернуть лишь дребезжащий вагончик фуникулера где-то над головой, которого, впрочем, тоже не было видно. Спустя примерно час подъема, мы стали свидетелями внезапной метаморфозы: туман рассеялся, по бокам показались скалы, а где-то наверху показалась та самая станция Старый Кругозор. Впрочем, долго это не продолжилось, и снизу поднялась стена из тумана, которая вскоре накрыла нас и опять ввергла в неосязаемое ничего.

Эльбрус

Спустя некоторое время туман снова отпустил нас, но так и не вернулся, оставшись снизу. До этого я уже несколько раз бывал выше облаков, но в тот вечер это зрелище поразило меня так же, как и в первый раз.
Дойдя до станции, мы решили поставить свою палатку метрах в десяти от края обрыва, между балок, являющихся частью каркаса будущего сооружения. Как следует закрепив палатку, легли спать. Сквозь сон было слышно усиливающийся ветер и начинающийся дождь…

День третий, среда, 17 июля

Проснувшись по будильнику в 6 утра и выглянув наружу, мы поняли, что все ущелье под нами куда-то пропало. Точнее, оно никуда не пропадало, но было закрыто от нас облаками, и это выглядело как конец карты в какой-то компьютерной игре: передо мной был только край обрыва, а за ним идеальное белое ничего. Впрочем, долго это не продолжилось, и через некоторое время облака начали расходиться, обнажая скалы вокруг. Возможно, это был один из самых необычных и красивых моментов, которые мне когда-либо доводилось наблюдать. Где-то наверху ненадолго показались вершины Эльбруса.

Эльбрус

Долина реки Азау:

Эльбрус

Собравшись и позавтракав, мы пошли наверх. Следующей целью стала станция канатной дороги Мир на высоте ~3500 метров. Добрались до нее мы примерно за 3 часа, которые стали самыми трудными для меня на тот момент. Организм еще не очень привык к недостатку кислорода (еще небольшому, но уже чувствующемуся при физических нагрузках) и 20-килограммовому рюкзаку за спиной. На месте я купил двухлитровый пакет яблочного сока, который был выпит практически сразу.

Но Мир не был конечной целью этого дня, нам предстояло подняться еще 300 метров (по вертикали) до станции Бочки, где начинается территория снега. Туда ведет кресельный подъемник, но для прохождения нормальной акклиматизации мы пошли туда пешком. Рюкзаки с почти всеми вещами оставили в одной из немногочисленных забегаловок, а сами отправились в путь. Впрочем, налегке идти было несравненно легче, поэтому всего полчаса мы уже были на месте.

Вершины были закрыты от нас завесой из облаков, но иногда выглядывали сквозь них. В чужих отчетах я часто читал, что от Бочек вершины обманчиво кажутся очень близкими, но нам так не показалось, они по-прежнему выглядели далекими и непокоримыми.

Бочки:

Эльбрус

Западная и Восточная вершины Эльбруса:

Эльбрус

Вид в сторону метеостанции:

Эльбрус

Кстати, уже на такой высоте солнце намного жарче, чем на земле. У многих возникает желание раздеться по пояс, несмотря на окружающий снег и нехолодный ветер.

Спустя полтора часа мы приняли решение спуститься вниз, обратно в Терскол, чтобы взять в прокате горелку (так как наша оказалась не очень жизнеспособной), а также пластиковые ботинки и кошки, без которых продолжить восхождение было бы сложнее (на мне были обычные кроссовки).

Спуск вниз:

Эльбрус

Самым лучшим прокатом Приэльбрусья является магазин Культур-Мультур, расположенный у поворота на Чегет. Место очень хорошее, которое не грех и порекомендовать другим. Услуги проката обошлись нам в 400 рублей на человека в день, причем срок начинался со следующего дня, т.к. дело происходило вечером.

День четвертый, четверг, 18 июля

Этот день был единственным, когда я не сделал ни одного нормального кадра, поэтому тут будет только текст. Мы поднялись обратно до Бочек, на этот раз с использованием фуникулера. Тут надо немного рассказать про него.

На участке Азау — Старый Кругозор — Мир работают две канатные дороги — одна старая маятниковая, с красными вагончиками, и вторая новая, гондольного типа, с белыми кабинками. Стоимость одного проезда на них была 500 и 600 рублей соответственно, но новая дорога оправдывает свою цену скоростью и удобством. Впрочем, для нас был важен лишь сам факт подъема, поэтому мы выбрали старую канатку. От Мира до Бочек работает одна канатная дорога кресельного типа по цене 200 рублей. Что интересно, для спуска вниз никаких билетов не нужно.

Итак, поднявшись к Бочкам, мы поставили палатку и, взяв с собой самое необходимое, отправились на акклиматизацию к Приюту Одиннадцати, расположенному на высоте ~4100 метров. Точнее, сам приют сгорел в 1998 году, а альпинисты живут в другом двухэтажном здании, расположенном по соседству. Всю вторую половину дня шел мокрый снег, но от него неплохо спасали дождевики.

До Приюта мы поднимались примерно полтора часа. Внутри мы познакомились с парнем из группы украинцев, которые планировали восходить с севера, но из-за плохой погоды переместились на южный склон. Внутри пробыли около полутора часов, в течение которых обменялись своими планами на восхождение, после чего спустились вниз. Около Бочек делать было нечего, поэтому, немного поболтав с соседям по палатки, легли спать аж в 6 часов вечера.

День пятый, пятница, 19 июля

Утро не предвещало ничего хорошего, так как снег покрывал палатку не только снаружи, но и внутри в виде замерзшего конденсата на стенках. Вдобавок меня накрыла горняшка и 15 минут после пробуждения я боролся с тошнотой, головной болью и мыслями «а не послать ли мне все это подальше и спуститься вниз». К счастью, холодный воздух быстро вернул меня в боевое состояние.

Эльбрус

В этот день нам предстояло совершить последний акклиматизационный выход к скалам Пастухова на высоту ~4700 метров и попробовать подняться еще выше, вплоть до 5 000 метров. Для этого мы впервые одели пуховики, ждавшие своего часа. Поначалу казалось, что погода мало чем отличается от вчерашней, но уже через некоторое время я понял, что глубоко ошибался. Ветер был намного сильнее и даже в некоторой степени замедлял наше движение. Я думал о том, не станет ли он сильнее дальше, но, к счастью, мои опасения не подтвердились. Видимость тоже оставляла желать лучшего.

Тут надо немного сказать о том, что вдоль тропы стоят флажки, которые остаются после забега Red Fox Elbrus Race, ежегодно проходящего в мае. Рекорд забегов составляет всего 3.5 часа от Азау до вершины, что кажется просто нереальным достижением! Эти флажки спасли уже много человеческим жизней, не давая им заблудиться в тумане. В тот день видимость позволяла наблюдать один флажок спереди и один сзади.

До Приюта мы дошли достаточно быстро, а вот выше начались проблемы. Неправильно взятый темп и недостаток взятой с собой жидкости быстро истощили нас. Подъем на расстояние одного флажка давался все сложнее и сложнее, а отдых не восстанавливал силы. Спустя несколько часов подъема мы услышали голоса, доносящиеся откуда-то снизу. Сначала я принял их за галлюцинации, вызванные недостатком кислорода и усталостью, но вскоре из тумана показалась фигура одинокого альпиниста. Им оказался парень из Румынии, который дал немного своей воды. Несколько глотков воды вернули мне силы и это не преувеличение, так действительно и произошло. Немного пообщавшись с румыном на английском, мы взяли его темп и продолжили восхождение. Где-то сзади показалась еще одна группа восходителей, которая шла медленней, но делала остановки реже, поэтому постепенно догоняла нас.

Постепенно дошли до скал Пастухова. К слову, это не скалы, а просто большие камни, получившие свое название в честь восхождения топографа А. В. Пастухова, который ночевал на этом месте. Распрощавшись с румыном, который ушел ставить свою палатку выше, мы остановились и начали отдыхать. Периодически облака немного расходились, давая возможность увидеть часть Восточной вершины, которая теперь казалась совсем близко. Иногда немного проглядывало солнце, своим жаром напоминающим, что мы почти на 5 километров ближе к нему, чем обычно. Подниматься выше скал сил не было, поэтому мы направились вниз.

У скал Пастухова:

Эльбрус

Ближе к вечеру погода начала налаживаться, что давало нам надежду на завтрашний день. В горах погода имеет намного большее значение, чем в мегаполисе, ведь в плохую погоду на Эльбрусе могут потеряться даже матерые альпинисты со стажем, чему есть множество примеров. В хорошую же погоду эта гора кажется простой и легкой, но это обманчиво.

Закат:

Эльбрус

День шестой, суббота, 20 июля

Это был день отдыха. На восхождение тратится очень много сил, поэтому идти на него, не дав телу отдохнуть, было бы неправильным. В честь этого мы позволили себе поспать 12 часов, до 9 утра. Наконец закончилась непогода, солнце освещало все вокруг. Все, кто ждали подходящего момента для восхождения и были достаточно акклиматизированы, устремились наверх. Те, кто остались внизу, наблюдали за ними снизу. Мы следили за едва различимыми точками на Косой Полке и мне не верилось, что через сутки мы будем на их месте. Заодно настало время просушить влажную одежду и спальники, поэтому все освещенные камни были быстро заняты нашими вещами.

Утренние Бочки:

Эльбрус

Несмотря на то, что этот день был предназначен для отдыха, нам надо было подняться к Приюту Одиннадцати, чтобы следующей ночью стартовать от него. На дорогу у нас ушло где-то полтора часа, после которых нам оставалось только ждать. В Приюте находилось несколько групп, в том числе та самая из Украины, и все они собирались выходить на восхождение этой ночью. Было принято решение идти вместе. Изначально мы с Валерой планировали выходить в 2-3 часа ночи, но было принято коллективное решение стартовать в час. К слову, большинство восхождений, не только на Эльбрусе, начинаются именно ночью, чтобы, во-первых, успеть подняться по замерзшему твердому снегу (фирну), и, во-вторых, успеть спуститься до ухудшения погоды, которое в горах обычно происходит во второй половине дня. Где-то в 6-7 вечера все легли спать, а в 11-12 проснулись.

Весь день мимо Приюта ходили другие группы: одни уже после восхождения, другие лишь готовились к нему.

Эльбрус

День седьмой, воскресенье, 21 июля

Итак, восхождение началось в час ночи. В нашей группе было 16 человек, из которых мы вдвоем являлись самыми неподготовленными, без ледорубов и касок, поэтому наши шансы на восхождение были самыми низкими. Помня об услышанной за пару дней до этого фразе «Пережаренных альпинистов не бывает, а замороженных — сколько хочешь», я подошел к вопросу утепления максимально серьезно. На мне были надеты футболка, кофта, ветровка и пуховик, термобелье, легкие штаны и толстые утепленные, три пары носков, две из которых — утепленные. На руки я надел легкие перчатки для фотосъемки и теплые варежки, которые во избежание утери были привязаны к куртке и снять их даже снизу было непросто. Про очевидные вещи типа шапки-шарфа-маски я даже говорить не буду. Забегая вперед, могу сказать, что о своем выборе я ни капли не пожалел, потому что на протяжении всего подъема и спуска мне было жарко всего лишь один раз. Несмотря на все предосторожности, я был готов прервать восхождение и пойти вниз, если бы почувствовал замерзание пальцев рук или ног, ведь оно могло бы привезти к переохлаждению и даже ампутации (я не преувеличиваю, так и есть). Еды с собой мы особо не брали, потому что в процессе подъема есть практически не хочется. Зато я взял с собой литр горячего чая в термосе (который, к слову, тоже почти не понадобился).

Снаружи Приюта стояла безмолвная тишина, которая лишь иногда прерывалась завываниями ветра. На небе горело множество звезд, а соседние вершины были прекрасно видны под светом Луны. Наша группа из 16 человек медленно поднималась по склону, освещая путь перед собой налобниками. Где-то наверху виднелась пара фонариков — кто-то собирался к подъему около своей палатки. Первые часы подъема были самыми простыми, в голове крутились разные мысли, а ноги монотонно шли выше и выше. Кошки на ногах цепко впивались в заледеневший фирн. Иногда казалось, что достаточно потерять равновесие, чтобы докатиться обратно до Приюта (скорее всего, так и было бы). Где-то внизу начали виднеться другие вереницы фонариков. Спустя некоторое время нас начали обгонять ратраки с альпинистами, желающими сэкономить себе путь и сразу подняться выше скал Пастухова. Весь склон, до этого казавшийся одиноким, начал заполняться людьми, которые оказались и выше, и ниже нас.

Постепенно Луна скрылась за горизонтом, а с другой стороны появилось зарево, предваряющее восход Солнца. На очередной остановке все поздравили друг друга с тем, что поднялись выше Монблана (самой высокой вершины Альп и остальной Европы, если не считать Кавказ ее частью, высотой 4 810 метров). Периодически некоторые люди в нашей группе отказывались от восхождения и уходили вниз — кто-то не так сильно хотел наверх, а кому-то становилось слишком тяжело. Я чувствовал себя полным сил, но понимал, что это обманчиво, и они могут покинуть меня в любой момент. Во время одной из остановок у меня улетела вниз палка, непредусмотрительно снятая с руки, но, на счастье, за нами поднималась другая группа и ее участники подхватили палку и отдали мне, когда мы поравнялись.

Отдельно надо сказать про солнце, которое на такой высоте намного жарче, чем на любом пляже на уровне моря. Стоило ему выглянуть из-за поворота, как стало понятно, зачем мы брали с собой крем от загара. Более того, обычно все берут с собой балаклавы, чтобы максимально защитить лицо. Я же решил не брать ее, решив, что если сгоревшее лицо станет моей самой большой проблемой, то я не расстроюсь.

Эльбрус

Тень от горы:

Эльбрус

Долина Азау, слева двухглавая гора Ушба:

Эльбрус

Эльбрус

Ближе к 7 часам утра мы оказались на Косой Полке. Это самая изнуряющая часть пути: выше 5 000 метров тропа уходит влево с плавным набором высоты. Так как до этого маршрут идет «в лоб» на Восточную вершину, то необходимо по Косой Полке подняться до Седловины между двумя вершинами. В этот момент организм начинает остро чувствовать недостаток кислорода, а узкая тропа не позволяет идти «змейкой», поэтому сил тратится намного больше. Я никогда бы не подумал, что это возможно, но без одышки можно было сделать максимум пару шагов, после чего хотелось опять сесть и отдохнуть. Минута отдыха, пара шагов — и я опять чувствовал себя сильно уставшим. Впрочем, так было не только со мной, а со всеми членами группы. Постоянно казалось, что за каждым изгибом тропы начинался спуск к седловине, но за каждым изгибом оказывался еще один, и так до бесконечности. В какой-то момент я понял, что надо делать хотя бы по 10-20 шагов, потому что одышка никуда не денется. Спустя некоторое время я оторвался от других участников группы, а Валера поспешил за мной.

Косая Полка:

Эльбрус

В 9 утра мы дошли до Седловины, расположенной на высоте 5 300 метров. До вершины оставалось всего 300 метров по вертикали, но эти 300 метров казались практически непреодолимым. Наверное, я еще никогда не чувствовал себя настолько уставшим. Спустя 10 минут отдыха на снегу, Валера настойчиво предложил не отдыхать долго, а идти выше, потому что в любой момент облака могли подняться до нас, а казавшаяся такой спокойной и миролюбивой Седловина в непогоду может стать смертельно опасной. Эти аргументы были весомее моей усталости, а близость мечты подстегивала желание преодолеть себя, поэтому мы пошли выше.

Подъем с Седловины на Западную вершину:

Эльбрус

В процессе подъема выше меня накрыла горняшка. Это было похоже на состояние алкогольного опьянения, только это выразилось не в ухудшении координации движений, а в некотором психологическом расслаблении. После крутого подъема с предыдущего фото начинается вершинное плато, по которому оставалось пройти всего лишь несколько сотен метров, которые были самыми сложными. В 11 часов утра, спустя 10 часов после выхода из Приюта, я поднялся на вершину Эльбруса и без сил плюхнулся отдыхать на снег. Вокруг ходили какие-то люди, снимали видео, фотографировались, но мне не было до них никакого дела. Никакой эйфории и ощущения исполнившийся мечты у меня не было, в данный момент меня волновало лишь то, что больше не придется идти наверх. Впрочем, вершина — это лишь половина пути, нам еще предстоял долгий спуск. Но перед ним я сделал несколько фото на память.

Вершина. Белые пятна это не грязь на матрице, а снег:

Эльбрус

Эльбрус

Вид в сторону Восточной вершины:

Эльбрус

Эльбрус

Путь обратно был намного проще. Многие говорят, что чувствуют, как буквально с каждым шагом вниз в них вдыхается жизнь, и я почувствовал то же самое. Довольно бодро (на самом деле медленно и вяло, но намного быстрее, чем при подъеме) идя вниз, я вглядывался в лица людей, которые чувствовали то же, что и я полчаса назад, перебарывая себя и медленно поднимаясь наверх. Внезапно встретили того самого румына, с которым мы познакомились за два дня до этого. Пожелав друг другу удачи, мы поспешили вниз, а он наверх, к вершине. На Седловине я чувствовал себя намного легче, а вот Валере приходилось несладко, потому что его накрыла горняшка. Пока он сидел и боролся со своим организмом, я пил чай и уплетал курагу. Аппетита не было, поэтому ел я скорее на автомате.

На Косой полке у меня опять улетела вниз палка. На этот раз ловить ее было некому, поэтому я просто молча смотрел, как она, подпрыгивая, улетает вниз, мысленно радуясь, что она не из проката. Спускаться к трещинам у меня не было никакого желания, поэтому весь дальнейший пусть я проделал с одной палкой.

Косая Полка:

Эльбрус

Облачность остановилась где-то на высоте скал Пастухова, поэтому наш путь проходил без проблем. Впрочем, кто знает, чем бы все кончилось, если бы облака поднялись выше. Высота пяти километров, когда-то казавшаяся такой далекой и труднодоступной, воспринималась уже куда более безопасной. Снег был уже достаточно размякший, поэтому часть пути мы проделали на пятой точке, благо это позволял уклон.

Эльбрус

Путь до Приюта в тумане был монотонным. Внутри мы узнали, что из 16 человек наверх поднялись всего 6. К нашему приходу большая часть людей ушла вниз, но мы решили остаться еще на ночь и уйти рано утром. Только в этот момент ко мне наконец-то пришло осознание, что моя мечта, о которой я только и думал в последние несколько месяцев, наконец-то исполнилась.

День восьмой, понедельник, 22 июля

Рано утром мы попрощались с Эльбрусом и начали спуск вниз. Погода стояла отличная, что стало причиной шуток в стиле «наконец-то в июле на юге России не идет снег». Навстречу уже поднимались другие альпинисты, которым только предстояло пережить все те моменты, которые для нас остались в прошлом. Кто-то поздравлял нас «с горой», кто-то просто проходил мимо, тяжело дыша. К Бочкам подошли еще до запуска кресельного подъемника, поэтому ожидание скрашивали беседой с русскоговорящими поляками. Внизу же нас встретило долгожданное тепло и зеленые деревья. Мы не виделись с ними всего 4 дня, но за это время уже успели отвыкнуть от всего этого. Уезжать в город не хотелось, поэтому мы решили остаться в Приэльбрусье еще на день.

Все эти дни мы пытались понять, где же все те неподготовленные люди, которые, по чужим рассказам, толпами пытаются подняться на Эльбрус самостоятельно, начитавшись чужих отчетов. До этого дня таких новичков мы не видели (кроме себя, разумеется). Но стоило нам сойти с канатной дороги, как они сами нашли нас. Компания из нескольких молодых ребят на джипе начала рассказывать нам о своих планах «подняться на вершину по-быстренькому за несколько дней». Но, пока они выбирали себе вещи в прокате, мы во всех подробностях рассказали им, почему «по-быстренькому» подняться не получится. В качестве хорошего аргумента послужило мое сгоревшее на солнце лицо, на котором четко вырисовывался след от маски. Надеюсь, в конечном счете с ними не произошло ничего плохого и им повезло так же, как и нам.

Несмотря на свой удачный опыт, я не буду рекомендовать никому повторять это самостоятельно, если у вас нет опыта горных восхождений, потому что то, что повезло нам, не значит, что повезет и другим. Каждое лето с Эльбруса приходят печальные новости о несчастных случаях, вероятность которых для новичков намного выше. Для таких людей существует множество платных туров разной степени дороговизны и комфортности, когда за вашу безопасность будут волноваться другие люди. Но идти и перебарывать себя все равно придется вам.

С этого момента начался спокойный отдых, когда с чувством полного удовлетворения можно было прогуливаться по окрестностям, пить нальчикский лимонад, дышать воздухом, насыщенным кислородом, и не думать о том, что надо идти куда-то вверх или вниз.

Река Донгузорун-Баксан:

Эльбрус

Эльбрус

Поднялся на строящийся дом:

Эльбрус

На следующее утро мы уехали на рейсовом автобусе в Нальчик, где взяли билеты до Москвы, но в этом уже нет ничего интересного. Таким для меня запомнился Эльбрус. Спасибо за внимание.

Эльбрус

Источник

ribalych.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector