Летать на дельтаплане

 

Летать на дельтаплане

Опасно ли летать?

Конечно, нужно понимать, что полёт относится к экстремальным видам спорта и развлечения, поэтому никаких гарантий тут, конечно же, быть не может… НО! Давайте я расскажу, что мы делаем для обеспечения безопасности полёта.

Я намерен донести следующую мысль: занимаясь дельтапланеризмом, каждое наше действие, каждый наш шаг направлен на безопасность. Вы только задумайтесь – каждое действие! Можете ли вы сказать, что катаясь на велосипеде, садясь в автомобиль или даже просто прогуливаясь по улице, вы направляете всё своё внимание на безопасность каждого своего шага, каждого своего движения и концентрируете всё своё внимание на каждой мелочи? Конечно, нет. В дельтапланеризме же это именно так. Оценивая общий комплекс мер по обеспечению безопасности, я считаю полёты более безопасным видом деятельности по сравнению со всеми другими видами спорта.


 

А если он вдруг упадёт?

Развею это повальное заблуждение: дельтаплан не может «вдруг» упасть. Просто не может и всё! Так он рассчитан и так он сделан. Он создан, чтобы лететь и он летит. Благодаря своей жёсткой конструкции он не может сложиться из-за порыва ветра и это очень хорошо. Крыло очень надёжное.

 

Ну а если вдруг ветер кааак дуванёт? Что тогда?

Снова «вдруг». Такую дикую погоду всегда видно ещё находясь на земле. В такую погоду мы просто не летаем. Если у Инструктора появляются сомнения в погодных условиях, то он совершает первый полёт для «разведки погоды» и оценки погодных условий в воздухе.

 

А вдруг если унесёт ветром куда-нибудь?
Опять это «вдруг». Дельтаплан летит туда и только туда, куда его направляет пилот. Полёт на дельтаплане, в отличие от некоторых других летательных аппаратов – это всегда управляемый полёт, поэтому никуда его унести не может.

 

А вдруг я упаду из дельтаплана?

Гм… вездесущее «вдруг». Пилот находится в специальной подвесной системе, из которой и на земле-то вылезти проблема, а не то что в воздухе выпасть. Когда сами увидите, как в ней находится человек, сколькими ремнями он пристёгнут, то всё поймёте.

 

Ну, если всё же что-то случиться?
Есть система спасения, именуемая в народе «запасной парашют». Кроме того, сам дельтаплан обладает большой парусностью, которая всегда замедляет падение. Дельтаплан это жёсткая конструкция. Пилот находится в середине каркаса из труб, поэтому в случае падения сначала ломается дельтаплан, спасая тем самым жизнь и здоровье своему пилоту.


 

А вы часто падаете?
Падений как таковых нет. Есть ошибки пилота, которые могут привести к жёсткой посадке. В процессе обучения все эти моменты отрабатываются. Подчеркну: всё зависит от пилота, от того насколько тщательно он подходит к своему обучению. Если пилот подходит к обучению ответственно, последовательно и основательно, то количество «падений» у него будет минимальным.

 

Тяжело ли учиться?
Дельтаплан предполагает определённые физические нагрузки всегда. И во время обучения и после допуска к самостоятельным полётам. Это спорт, и как любой спорт он требует физических нагрузок. Однако ничего запредельного или даже близко подходящего к этому термину нет и в помине. Если уж совсем доходяга, то тут довольно быстро накачаешься. В дельтапланеризме работают иные мышцы, чем те, что мы используем в обычной жизни. Вот они-то и накачиваются во время обучения.
Учитывая, тот факт, что на дельтапланах летают девушки, мягко говоря, совсем не бодибилдеры, то можно сказать, что это дело доступно всем желающим, при известной доле упёртости.


 

Можно ли взять и долететь на дельтаплане <туда-то>?
Дельтаплан это не средство передвижения. Это не транспорт. Это совершенно отдельный вид деятельности, который не имеет применения в обычной жизни. Вам же не придёт в голову спрашивать «А на болиде «формулы 1» можно доехать до Краснодара?».

В дельтапланеризме есть задачи полётов на дальние расстояния, но эти задачи ставятся в рамках спортивных достижений, а не обывательских нужд.

 

Сколько стоит научиться летать и долго ли это?
Бешеные, неприподъёмные деньги! )) Ведь учиться придётся всю жизнь. Каждый пилот учится всё время. Никто не может сказать «Да, я умею летать на дельтаплане». Это просто невозможно. Умеют летать только птицы, да и то далеко не все, чего уж говорить о людях.

А если серьёзно, то, как и в любом деле, верхней ценовой границы не существует (в дельтапланеризме вообще не существует никаких границ). Но есть начальные вложения, без которых ничего не получится: это стоимость обучения в Лётной Школе «Пятый Океан» ))). А дальше уже всё будет зависеть от того насколько глубоко Вы будете готовы окунуться в Полёт. Чем глубже – тем дороже, причём цену Вы будете определять самостоятельно. Почему? Да потому что только от Вас будет зависеть, какое крыло Вы захотите себе купить, какое оборудование, как часто будете ездить по полётным местам и т.д. и т.п.


 

А что делать, если в воздухе захочется в туалет?
Ничего. Как правило, в воздухе в туалет не хочется, т.к. обычно это делается перед полётом, ну а если уж совсем припрёт, то только посадка.

 

А не страшно ли летать?
Не страшно. Т.к. обучение проходит постепенно, все страхи прорабатываются ещё на начальных этапах и страх плавно переходит в уверенность. Конечно, если у Вас панический страх перед высотой, то, скорее всего Вам не следует заниматься дельтапланеризмом, но, если очень-очень хочется, то Инструктор Лётной Школы «Пятый Океан» готов взять Вас на поруки и всё-таки открыть Вам Небо и Полёт.

 

Как высоко можно подняться?
Это зависит от высоты облаков. Выше облаков мы не поднимаемся, но под нижнюю кромку облака залетаем. В разной местности при разной погоде высота, на которой находится эта нижняя кромка, тоже будет разной. Средние высоты полёта над местностью 1 000 – 2 500 метров.

 

Как долго может длиться полёт?
Как сработаешь – так и полетишь. Рекорд, установленный в Австралии, составляет 16 часов, т.е. весь световой день. Мировой рекорд без посадочного полёта 37 часов.

 

А он меня выдержит?
Дельтапланы имеют разный размер, под разный вес пилотов. Летают и маленькие пилоты и большие. Максимальный весовой разброс от 45 до 110 кг. Выше 110 кг можно купить дельтаплан-тандем и летать на нём одному ))


 

Чем дельтаплан отличается от параплана?
Дельтаплан – это жёсткое крыло, параплан – мягкое.
       Дельтаплан тяжелее, чем параплан.
       Дельтаплан более безопасен (хотя кажется, что наоборот).
       Дельтаплан имеет больший ветровой диапазон для полётов, чем параплан.
       Дельтаплан гораздо труднее в транспортировке.
       Дельтаплан летит, а параплан висит.
       Дельтаплан красивее летит и вообще красивее сам по себе.
       Дельтаплан дороже.
       Дельтаплан не нужно менять каждые два года (у него в разы выше ресурс).

 

А можно сразу полететь с кем-нибудь в паре?
Пока нельзя. Для этого необходимо специальное тандемное крыло. В других местах оно есть, у нас, пока, нет.

 

С какого возраста можно летать?
С 18-ти лет. Это связано с особенностями нашего законодательства. Но никто не мешает выезжать вместе со Школой на полёты для принятия участия в наземном обеспечении полётной деятельности, можно изучать теорию и т.д. Если Вы намерены летать, то Вас никто не сможет остановить.


 

А в дождь Вы летаете?
Нет. При осадках (дождь, снег, пурга, туман) мы не летаем, но можем осуществлять другую полётную деятельность.

 

А можно самому построить дельтаплан?
Категорическое НЕТ! Ни в коем случае! Никогда не делайте этого! Даже не думайте об этом!

www.eventnn.ru

Дельтаплан — это легкий планер, на котором можно пролететь до 700 км (действующий рекорд) без мотора. Пилот дельтаплана стартует с ног и в большинстве случаев на них и приземляется.

Летать на дельтаплане

Дельтапланы делятся на учебные, переходные и спортивные. По наличию мачты летательные аппараты делятся на мачтовые и безмачтовые. Учебные дельтапланы практически всегда мачтовые. Без мачты сегодня создаются скоростные спортивные аппараты (мачта ухудшает аэродинамику).

Стандартный выбор для желающих полетать — это дельтаплан и параплан. В плане аэродинамики дельтапланы обходят параплан по всем характеристикам. Безопасность обоих конструкций в принципе одинакова: каждый имеет свои плюсы и минусы. Но здесь важно следовать инструкциям тренера и не пытаться сделать что-нибудь необычное в воздухе. Дельтаплан при желании можно даже сломать, что будет иметь весьма трагичные последствия для человека.


Летать на дельтаплане

Обучаться полетам нужно в летной школе. Первым дельтапланом станет клубный планер. Когда станет понятно, что из учебного аппарата дельтапланерист уже вырос, то можно идти покупать собственный дельтаплан. По статистике 80% «летунов» выбрали для себя планеры Аэрос. Еще есть Moyes, но они дороже.

Но сначала все-таки нужно выбрать школу или клуб. В первой же беседе с представителем летной школы нужно прояснить важные моменты:

  • сколько человек в неделю приходит для обучения полетам на дельтаплане;
  • сколько инструкторов занимается с учениками;
  • возможно ли закрепление за курсантом инструктора;
  • есть ли у школы гидравлическая лебедка и если нет, то как они без нее обходятся (аренда лебедки, буксировкой);
  • как часто клуб выезжает в поле для обучения полетам (чем чаще, тем лучше).

Важный вопрос — чем занимается инструктор помимо работы клуба. Если это его профессия, то можно идти в этот клуб, а если это только подработка и хобби, а сам человек работает в офисе банка, то лучше поискать другую школу.

Летать на дельтаплане


Желательно, чтобы у клуба были в наличие разные дельтапланы. Это быстрее поможет выбрать снаряжение под себя. Первые полеты будут тандемные — вместе с инструктором. Обязательно нужно узнать сертифицировано ли летное и учебное оборудование.

В серьезных летных школах обучение проходит также на тренажерах и содержит теоретический курс по устройству дельтаплана, метеорологии, медицинской помощи и правилам полетов.

Этапы практического обучения обычно включают:

  • пробежки с дельтапланом;
  • отработка падений;
  • отработка взлетов и посадок;
  • подлеты к цели и повороты;
  • целевая посадка.

Начинающим дельтапланеристам, скорее всего, придется познакомиться с системой механизированного старта (СМС или буксировка). СМС позволяет запустить дельтаплан как воздушный змей на высоту до 1000 метров. Буксировка осуществляется активной лебедкой (лебедка с мотором). Иногда буксировку проводят с помощью автомобиля, но такой способ не очень комфортен для новичка, и лучше выбирать клубы, предлагающие СМС на время обучения.

Летать на дельтаплане

Чтобы научиться самостоятельно стартовать с ног потребуется отправиться в горную местность: гора Клементьевка в Крыму, гора Юца рядом с Пятигорском или на Южный Урал. Много летных площадок в Европе. Многие клубы организуют выезды для своих курсантов.


Надеяться на полноценный полет высоко в небе в первый же день занятий не стоит. Сначала дельтапланерист должен научиться бегать со своим аппаратам. Наземная тренировка обязательно входит в программу обучения.

В среднем дельтаплан весит 30–40 кг. Удерживать его на земле и в воздухе под порывами ветра не так-то просто. Опытные тренеры рекомендуют сначала проверить свою физическую форму. Отжаться 40–50 раз от пола, бегом взбежать на 10 этаж без остановок, подтянуться раз 10–15. Если ответ нет, то лучше попробовать сначала параплан и постепенно набрать нужную спортивную форму. Дельтапланеризм — это прежде всего спорт, а потом уже хобби и развлечение.

Важная информация для девушек: травматизм у новичков женского пола значительно выше, чем у мужчин.

www.sportobzor.ru

Уроки полета на дельтаплане.

Курсы полета на дельтаплане проводит школа Kitty Hawk Kites, которые идеально подходят для начинающих. Получить первый опыт свободного полета среди песчаных дюн, где когда-то совершили первый полет братья Райт, вы сможете заранее записавшись в группу.  Первый урок длится 3 часа, где вас научат основным правилам и технике управления дельтапланом. Все зависит от погоды и силы ветра (и вашего веса и мастерства), вы можете пролететь от 25 до 100+ метров в 1,5 – 4 метров над землей. Стандартный урок для новичков включает 5 полетов. Стоимость первого урока $109.  Kitty Hawk Kites – самая большая школа в мире, обучающая сотни тысяч студентов с 1974 года! Уроки проводятся в Ridge State Park в Outer Banks Северной Каролины. Официальный сайт школы: http://www.kittyhawk.com/hang-gliding/


Северная Каролина

www.russiatousa.ru

Летать на дельтаплане — это совсем просто! Просто нет ничего проще чем летать на дельтаплане! Это естественно и совершенно экологически безопасно. И это даже просто удивительно, что еще не все люди летают на дельтапланах. 

 Иду я как то по городу и вижу на столбе развеваемый ветром клочок бумаги с текстом: «Кто хочет научиться летать на дельтаплане- приходи в клуб «Майский жук «». Почему бы не пообщаться с этими «жуками», подумал я, заодно и что такое дельтаплан узнаю!?

Дельтаклуб оказался пропахшим канализацией подвалом, в котором суетилось человек восемь, надо полагать, дельтапланеристов.Внимания на нас новичков никто не обращал и мы весь вечер прослонялись по подвалу дурея от собственной никчемности и запаха дерьма. И когда мы уже решили было разойтись по домам к нам подошел парень с отвлеченным взглядом, как потом оказалось, председатель клуба, и спросил:

— Новички? В субботу-воскресенье, если ветер с югов — полеты. Сбор на Горе.

И принялся объяснять, как на эту самую Гору проехать. От неожиданности рот у меня открылся, но сказать я ничего не мог — какие полеты?! Какая гора?! Я еще дельтаплана то не видел и вдруг полечу?! 

Но в субботу, 21 ноября 1981 года, встал пораньше и заварил в термосе чай. По радио сказали, что ветер как раз южный, 7-14 метров в секунду. Что это значит я пока еще не понимал, но как только я вышел на улицу лицо и глаза мои были сразу залеплены снегом и я решил, что сегодня можно вполне безопасно ехать на Гору — вряд ли такая кутерьма может оказаться летной погодой. И я поехал.

Наша компания новичков собралась уже по пути на Гору и по пути же к нам случайно присоединился председатель Женя. Взгляд у него сегодня был уже не столь отсутствующим и он поделился с нами своими впечатлениями о том как в прошлые выходные врезался в землю и остался цел только благодаря тому, что вовремя сообразил сгруппироваться. Я не особенно внимательно его слушал, мне казалось, что все это далеко от меня и, может быть, даже совершенно меня не касается.

— Чтобы врезаться в землю надо сначала взлететь, — рассуждал я. -А как я могу взлететь, если я еще и дельтаплана то не видел.

Вобщем, я был спокоен.

Наконец, мы прибыли на Гору, которая на самом деле оказалась обрывистым берегом долины небольшой речушки. Высота, или вернее, глубина обрыва была метров тридцать-сорок.  Ветер просто валил с ног, а снег не давал открыть глаза. Эта замечательная погода окончательно успокоила меня — было совершенно ясно, что полеты в такой день не могли бы даже и присниться.

По гребню оврага, или, по мнению дельтапланеристов, Горы, бродили задумчивые люди. Объединяющий их всех род тоски во взгляде не оставлял сомнений — это дельтапланеристы. И я тоже напустил на себя некое подобие грусти. На всякий случай — ведь было ясно, что сегодня это мне ничем грозить не будет, так почему бы и не поддержать компанию?! Компания же тем временем, немного поговорив между собой, назначила ответственного за сегодняшние безобразия и гордо назвала его Руководителем Полетов, или, короче, РП. И, чтоб служба медом не казалась, послали его на «Учебку» разведать как там обстановочка. «Учебка» — это менее крутая часть обрыва метров на триста левее того места, где мы стояли. Все остальные дружно решили, что летать сегодня нельзя и пошли пить чай в сарай, где хранились дельтапланы. Я тоже немного расслабился — кажется, сегодня пронесло.

Прибежал РП:

— У-ух! Ну и погода! Нормальные люди в такую погоду по домам сидят и водку жрут.

— Где ты видел здесь нормального человека? — отозвался круглолицый румяный мужичок лет сорока…

И пошел вялый разговор между прихлебываниями чая:

— Да, дельтапланеризм — это диагноз.

— Нет мужики! Мы то как раз самые нормальные люди! Это остальные дураки!

— Да нет мужики, это все от комплекса неполноценности происходит…

Однако было заметно, что разговор происходил сам по себе, люди же в это время были заняты какими то своими мыслями. Такими, которые они не произносили вслух.

Тут я сделаю небольшое отступление и сообщу вам, что сильно ошибаются те, которые думают, что дельтапланеристы летают на дельтапланах. Я тоже так думал и тоже ошибался. На самом же деле оказалось, что дельтапланеристы летают на «аппаратах». А дельтапланами эти аппараты называют только прапорщики из ДОСААФа и прочие темные люди. 

Наконец один из пилотов задумчиво, как бы про себя, произнес:

— Пойти хоть поучить молодых аппарат собирать что ли?…

Эти слова вызвали у всех врыв энтузиазма .

— О! Точно! Снесем аппарат вниз и пусть там колупаются!

Я тогда еще не знал, что такое собирать аппарат на морозном ветру голыми руками, но инстинктивно пожалел себя.

Точку в колебаниях поставил РП:

— Только не летать! — крикнул он и уселся пить чай.

Эти слова решили нашу судьбу. Сопровождаемые плотоядными шутками, окруженные толпой людей, привыкших к лошадиным дозам адреналина, мы, трое новичков, вышли из уютного сарая и поперли длинный сверток с торчащими из него концами тросов и труб, в сторону Учебки. Снег лепил глаза. Обледенелая земля делала наши шаги неверными. Дышать было трудно — ветер вырывал воздух из легких.

Учебка действительно оказалась более приятным местом, чем крутой обрыв основной Горы. Здесь овраг образовывал как бы залив, в котором выдавался вперед язычок, крутизна которого была не более, примерно, градусов 35-38. Но мы до этого пологого язычка не дошли. Злые дельтапланеристы просто показали пальцем вниз в том месте где мы вышли на гребень Горы-оврага и мы пошли вниз по самой круче. Правда, прошли мы всего шага три-четыре. Дальше все дружно поскользнулись на обледенелом склоне и быстро спустились вниз на задницах. Таким образом мы оказались на покрытой снегом и льдом узкой полосе земли между крутым склоном Горы-оврага и болотом, устилавшим дно долины. 

Вперед вышел доброволец-инструктор, пилот из нашего клуба по имени Толя и сказал:

— Ну-у, голуби мои сизокрылые, для начала поучимся собирать и разбирать аппарат. Перчаточки снимаем и приступаем.

И мы приступили. Развязав штук пятьнадцать всяческих веревочек и тесемочек мы увидели на земле дюралевые трубы и пластиковые трубочки, какую то латанную-перелатанную болоньевую ткань, массу спутанных тросов, железок и болтов. Как из этого можно создать нечто летающее было совершенно непонятно. К счастью, нашего понимания и не требовалось. Толя тыкал пальчиком в перчатках в какую-нибудь штуковину и мы голыми руками на холодном ветру брали ее и делали что нам Толя говорил. Через минут тридцать мы собрали нечто очень печальное… Это был дельтаплан! Простите, аппарат.

Деревянная телега по сравнению с Этим выглядела бы верхом изящества и технического совершенства. Всю конструкцию аппарата можно описать исходя из знаний геометрии за шестой класс — от носа аппарата исходят три луча-трубы, образуя угол примерно в девяносто градусов, разделенный биссектрисой, которая называлась килевой трубой. Боковые трубы назывались консолями. Поперек этих трех труб крепилась еще одна поперечная труба. 

Однако долго созерцать эту вершину развития человеческого стремления в небо нам не удалось. Толя дал команду:

— Собрать аппарат!…

Странные люди эти дельтапланеристы! Оказывается, сборка аппарата, т.е. приведение его в состояние, в котором он способен летать, у них называется «Разобрать аппарат». В то время как разборка аппарата, т.е. укладывание его в пакет — «Собрать аппарат».

Потом раздалась команда:

— Разобрать аппарат! — потом опять собрать, потом опять разобрать… .

Вобщем,  я вполне прилично усвоил устройство аппарата, но пальцы к этому времени перестали гнуться и что либо чувствовать и были исколоты тросами в кровь.

Однако, уже всем было ясно, что тема себя исчерпала и народ жаждал новых зрелищ. Совет добровольных инструкторов решил, что нас вполне можно подвесить к аппарату и отрабатывать технику управления. 

Как оказалось, управляют аппаратом при помощи задницы. Может кому-нибудь это и покажется странным, но я в этот день уже ничему не удивлялся — задом так задом. Просто смещаешь зад в ту сторону куда хочешь повернуть и аппарат должен последовать за ним, за задом. И мы все трое поупражнялись в перемещении задницы в подвешенном к аппарату состоянии. 

Следующим номером программы оказались пробежки. Дело в том, что для того что бы аппарат смог оторваться от земли его надо разогнать до скорости отрыва. Это примерно 35-45 км/час относительно воздуха. Поскольку мотора у аппарата нет, то разгоняет его сам пилот своими собственными ногами. Бежать надо, естественно против ветра, что бы скорость ветра сложилась со скоростью разбега. При этом надо держать в руках аппарат за стойки трапеции и одновременно управлять углом атаки аппарата так что бы он и в землю не воткнулся и назад не опрокинулся и позволял бы достаточно быстро бежать. Вес нашего «Лунохода» был около 40 килограммов. Прибавьте к этому парусность крыла и сильный, рваный ветер… . В общем, это было сильно похоже на цирк и всем было весело. Наконец мы научились пробегать с аппаратом по нескольку шагов, а Васе удалось даже добежать до болота и … конечно, упасть в него.  В общем, выходило так, что всю наземную подготовку мы уже прошли и так как погода была нелетная, то делать нам уже было нечего. Я размечтался об уютном сарае и остатках чая… .

Но тут одному из бывалых пилотов пришла замечательная идея — поднять аппарат на Учебку и, так как ветер был достаточный для отрыва аппарата прямо на месте, потренировать нас почти в состоянии полета, придерживая аппарат по консолям и носу. Эта сумасшедшая идея была сразу всеми поддержана и аппарат общими усилиями человек десяти вцепившихся в него людей был затащен на вершину Учебки. Вернее, это аппарат затащил людей наверх.

Высота Учебки пониже основной горы. Но когда тебя пристегнут к аппарату и поднесут головой вперед к началу спуска то кажется что под тобой уже ничего нет и высоту воспринимаешь совсем по другому. Врать не буду — было страшно. Но, почему то, совершенно необъяснимо для меня, хотелось проделывать эту процедуру вновь и вновь. Это было интересно и захватывающе. Наверное, мы уже стали отравляться адреналином. Однако собрать аппарат на гребне Учебки было невозможно из-за сильного ветра и мы решили снести его вниз и проделать эту операцию там.

Помощников на сей раз почти не осталось. Нас было всего пять человек, трое новичков, инструктор Толя и еще один пилот тоже по имени Толя, но из другого клуба. Мы дружно взялись за боковые и носовые троса аппарата и попытались снести его вниз. Но сделать это оказалось не просто — аппарат или клевал носом или вырывался наверх. После нескольких неудачных попыток Толя, тот, который из другого клуба, предложил подвесить одного человека к аппарату, чтобы он немного управлял им в потоке и сносить аппарат в полупилотируемом режиме. Решили, что подвесить нужно самого легкого и самым легким оказался я. Трудно предположить, как такое незначительное обстоятельство как вес в 58 килограммов может повлиять на твою жизнь и здоровье. Однако не пренебрегайте мелочами…

Итак, меня полностью экипировали к «полету» — подвеска, на голове шлем, карабин уже пристегнут и мне оставалось только перейти в лежачее положение. Душа была полна ощущением своего счастья — ведь я почти слечу с горы, а все остальные будут идти пешком и только держаться за аппарат, управлять которым буду я. Инструктор дает последние наставления, все стоят по местам и держат аппарат — на правой консоли второй Толя, на левой Леха. На передних тросах Вася. Толя-инструктор подстраховывает меня у трапеции. Мы пошли. Кажется, идея оказалась правильной и нам даже удалось пройти несколько шагов как вдруг … Толя на правой консоли поскользнулся и … упал. Если бы он не отпустил трос, то просто повис бы на консоли и ничего бы не случилось. Но он инстинктивно, стремясь подставить при падении руки, разжал их! Консоль, оставшись без веса стала задираться. И я и ребята отчаянно пытаемся как то выровнять аппарат но это было совершенно невозможно. Еще немного и аппарат опрокинется, а мое легонькое тельце начнет биться по всяким железкам и тросам. В это время отвалившийся от аппарата Толя беспорядочно скользит по обледенелой горе и кричит Лехе что бы тот отпустил и левую консоль, (для равновесия). Леха через несколько мгновений отпускает консоль и аппарат удается немного выправить. Но сил оставшихся людей не хватает для удержания аппарата и … я услышал глухое «у-ух» и через несколько мгновений страшно далеко внизу увидел небольшую горку и маленьких людей на ней… И тишина… Потом я начал различать свист ветра в тросах. Потом …

Даже если вы ничего выше абажура не можете себе представить, все равно, кое-что вы все-таки должны понять. Итак, с одной стороны — погода запредельная, совершенно нелетная даже для опытных пилотов на хороших спортивных аппаратах. С другой стороны — человек, впервые увидевший дельтаплан, подвешенный в качестве балласта к аппарату, летные качества которого можно сравнить разве что со способностью утюга плавать. Ситуация понятна? Поразмышляйте над этим, а я пока ставлю многоточие… .

Я испугался не сразу. Я испугался потом и боюсь до сих пор. А тогда я просто испытал взрыв восторга, но к счастью не позволил себе отдаться этому чувству в полной мере и продолжал парировать то один то другой крен. Почему-то аппарат начисто не хотел лететь ровно и прямо. И тут до меня дошло — а ведь кроме отработки кренов я даже теоретически ничего не знаю, а про практическое умение и говорить нечего. Что, собственно, нужно делать. Как на этом самом аппарате летать? А главное — как его сажать?! Аппарат поднялся в динамическом восходящем потоке, который образуется над всяким препятствием на пути ветра, и застыл на месте — сильный встречный ветер не давал ему пробиться вперед и хотя бы уйти из зоны динамика. Счастьем, как я теперь понимаю, было хотя бы то, что его не сносило назад, где меня мог прихлопнуть ротор, образующийся за гребнем горы. Я просто парил и не знал как это прекратить. Постепенно я все же догадался немного взять ручку на себя (уменьшить угол атаки) и пробиться на несколько десятков метров вперед и даже немного снизиться. Появилась надежда, что все окончится благополучно и я немного потерял бдительность. И напрасно. Очередной порыв ветра завалил меня на правое крыло. Я начал парировать крен, но слишком поздно. Аппарат развернуло по ветру и с огромной скоростью понесло на склон!…

 Если вы думаете, что я пишу эти строки, что бы познакомить вас со своими чудесными фантазиями — вы ошибаетесь. Чудес не бывает. Бывают непознанные закономерности, недоучтенные факторы и т.д. и все что хотите. И не ждите от меня, что человек, пристегнутый к аппарату в качестве балласта, нечаянно воспаривший в запредельную погоду вдруг возьмет да и приземлиться и останется живым и здоровым, даже не зная как управлять аппаратом по тангажу — нет, этого не будет. Будет только правда! А она …

Я понял, что аппарат неуправляем. Через несколько мгновений я врежусь в землю и … , нет, не будем об этом, я тогда еще просто не знал чем это кончается. Мне почему-то казалось, что я всего лишь сломаю себе шею или руку. Мысль о том, что это все и даже больше, можно сломать одновременно, к счастью, тогда меня не посетила. Итак, я несусь на склон, в мозгу стучит попеременно «рука», «шея», «шея», «рука», и вдруг перед самой землей вспоминаю Женьку с его рассказом про группировку и мне показалось, что я сам себе закричал: «Группируйся!» и в последний миг я сгруппировался!…

А вот теперь та самая правда! Впрочем, если вы человек не совсем глупый, вы можете в нее и не поверить. Я бы тоже не поверил, но мне деваться некуда, потому что я остался ЖИВ! Я не сломал себе руку. И я не сломал себе шею. Как потом оказалось, я даже не поцарапался. Только стекло на моих часах немного треснуло. Аппарат врезался в Землю, я прокачнулся на подвеске и головой (в шлеме, конечно) погнул килевую трубу. Ветром аппарат перевернуло на мачту. и я повис вверх ногами на трапеции, запутавшись в подвеске. Абсолютно не понимая через какое испытание только что прошла рубашка, в которой я родился, я стал отчаянно пытаться выпутаться из всяких веревок и тросов, опутавших меня. Это никак не удавалось. Люди же, столь неосторожно упустившие меня в небо, стояли застыв в каких то нелепых позах. Наконец, я не выдержал и заорал. Это произвело на них должное впечатление и они, наконец, побежали ко мне и вытащили из остатков небесного объятия. Никаких шуток и подколов не было. Просто они смотрели на меня с каким то подозрением, как будто я мог их ударить….

Еще много лет я носил часы с треснутым стеклом как талисман, пока мне их в конец не разбили в банальной кабацкой драке. За те годы, что я летал, мне несколько раз пришлось видеть, как опытные пилоты на хороших аппаратах в приемлемую погоду врезались в склон и … последствия были самыми грустными. Как вам посчастливилось прочитать эти корявые строки, я до сих пор не понимаю. Но все-таки рад за вас. И за себя тоже!

Так мы находим дорогу в небо. Таковы наши пути в небе.

PS.

Толя Кевшин. Разбился в 1982 году.

Толя Баринов. Разбился в 1987 году.

Васька Спиридонов. Разбился в 1996 году.

pikabu.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector