Ранцевый парашют

Одно из главных изобретений авиации – парашют — появилось благодаря целеустремленности и стараниям всего одного человека – конструктора-самоучки Глеба Котельникова. Ему пришлось не только решать множество наисложнейших для своего времени технических задач, но и долго добиваться начала массового производства спасательного комплекта.

Ранние годы

Будущий изобретатель парашюта Глеб Котельников родился 18 (30) января 1872 года в Санкт-Петербурге. Его отец был профессором высшей математики в столичном университете. Вся семья увлекалась искусством: музыкой, живописью и театром. В доме часто ставились любительские спектакли. Поэтому неудивительно, что еще не состоявшийся изобретатель парашюта в детстве мечтал о сцене.

Мальчик отлично играл на рояле и некоторых других музыкальных инструментах (балалайке, мандолине, скрипке). В то же время все эти увлечения не мешали Глебу живо интересоваться техникой. От рождения получивший золотые руки, он постоянно что-то мастерил и собирал (например, в 13 лет ему удалось собрать работающую фотокамеру).

изобретатель парашюта

Карьера


Будущее, которое избрал себе изобретатель парашюта, определилось после семейной трагедии. Преждевременно скончался отец Глеба, и сыну пришлось оставить мечты о консерватории. Он отправился в Киевское артиллерийское училище. Молодой человек окончил его в 1894 году и таким образом стал офицером. Затем последовали три года службы в армии. Уйдя в отставку, Котельников стал чиновником в провинциальном акцизном ведомстве. В 1899 году он женился на подруге своего детства Юлии Волковой.

В 1910-м семья с тремя детьми переехала в Санкт-Петербург. В столице будущий изобретатель парашюта стал актером в Народном доме, взяв для сцены псевдоним Глебов-Котельников. Санкт-Петербург подарил ему новые возможности и для реализации изобретательского потенциала. Все предшествующие годы самородок продолжал заниматься конструированием на любительском уровне.

кто изобрел парашют

Увлечение самолетами

В начале XX века началось развитие авиации. Во многих городах России, в том числе и в Санкт-Петербурге, стали проводиться показательные полеты, которые живо интересовали публику. Именно таким образом с авиацией познакомился и будущий изобретатель ранцевого парашюта Глеб Котельников. Будучи всю жизнь неравнодушным к технике, он не мог не загореться интересом к самолетам.


По случайному стечению обстоятельств Котельников стал невольным свидетелем первой гибели пилота в истории российской авиации. Во время показательного полета летчик Мациевич сорвался с сиденья и погиб, рухнув на землю. Вслед за ним упал примитивный и малоустойчивый самолет.

Необходимость парашюта

Катастрофа с участием Мациевича была закономерным последствием небезопасности полетов на самых первых авиационных машинах. Если человек отправлялся в воздух, он ставил на кон свою жизнь. Данная проблема возникла еще до появления самолетов. В XIX столетии от схожего нерешенного вопроса страдали воздушные шары. В случае возникновения пожара люди оказывались в ловушке. Они не могли покинуть терпящее бедствие транспортное средство.

Эту дилемму могло разрешить только изобретение парашюта. Первые опыты по его производству проводились на Западе. Однако задача по своим техническим особенностям для своего времени была крайне сложной. На протяжении многих лет авиация топталась на месте. Невозможность обеспечить гарантию спасения жизни пилотам серьезно тормозила развитие всей индустрии воздухоплавания. В нее шли только отчаянные сорвиголовы.

изобретатель ранцевого парашюта

Работа над изобретением


После трагического эпизода на показательном полете Глеб Котельников (тот, кто изобрел парашют) превратил свою квартиру в полноценную мастерскую. Конструктор был одержим идеей создать спасательное средство, которое помогло бы пилотам выжить в случае авиакатастрофы. Самым удивительным было то, что самодеятельный актер принялся в одиночку за техническую задачу, над которой уже много лет безрезультатно бились многие специалисты со всего мира.

Все свои эксперименты изобретатель парашюта Котельников проводил за свой счет. С деньгами было туго, часто приходилось экономить на деталях. Экземпляры спасательного средства сбрасывались с воздушных змеев и петербургских крыш. Котельников обзавелся кипой книг по истории летного дела. Опыт проходил один за другим. Постепенно изобретатель пришел к примерной конфигурации будущего спасательного средства. Это должен был быть прочный и легкий парашют. Небольшой и складывающийся, он мог всегда быть при человеке и выручить в самую опасную минуту.

изобретатель авиационного ранцевого парашюта

Решение технических проблем

Использование парашюта с несовершенной конструкцией было чревато несколькими серьезными изъянами. В первую очередь это мощный рывок, который ждал пилота во время раскрытия купола. Поэтому Глеб Котельников (тот, кто изобрел парашют) посвятил много времени конструированию подвесной системы. Также ему пришлось несколько раз переделывать крепления. При использовании неправильной конструкции спасательного средства человек мог хаотично вращаться в воздухе.


Свои первые модели изобретатель авиационного ранцевого парашюта проверял на куклах-манекенах. В качестве ткани он использовал шелк. Для того чтобы эта материя могла на безопасной скорости опустить человека на землю, требовалось порядка 50 квадратных метров полотна. Сначала Котельников складывал парашют в головной шлем, однако в нем не могло поместиться так много шелка. Изобретателю пришлось придумывать оригинальное решение и для этой проблемы.

Идея рюкзака

Возможно, имя изобретателя парашюта было бы другим, если бы Глеб Котельников не догадался решить проблему складывания парашюта с помощью специального ранца. Для того чтобы уместить в него материю, пришлось придумывать оригинальный чертеж и замысловатую раскройку. Наконец, изобретатель приступил к созданию первого опытного образца. В этом деле ему помогала супруга.

Вскоре был готов РК-1 (Русский — Котельниковский). Внутри специального металлического ранца была полочка и две спиральные пружины. Котельников сделал конструкцию такой, чтобы она могла как можно быстрее открыться. Для этого пилоту необходимо было только дернуть за специальный шнур. Пружины внутри ранца открывали купол, и падение становилось плавным.

история изобретения парашюта

Последние штрихи


Парашют состоял из 24 полотен. Через весь купол шли стропы, которые соединялись на подвесных лямках. Их пристегивали крючками к основанию, надетому на человека. Оно представляло собой дюжину поясных, плечевых и нагрудных ремней. Также были предусмотрены обхваты для ног. Устройство парашюта позволяло пилоту управлять им при спуске на землю.

Когда стало ясно, что изобретение станет прорывом в авиации, Котельников забеспокоился об авторских правах. У него не было патента, и поэтому любой посторонний человек, увидевший парашют в действии и понявший принцип его функционирования, мог украсть идею. Эти опасения заставили Глеба Евгеньевича перенести свои испытания в глухие новгородские места, которые посоветовал сын изобретателя. Именно там бы опробован окончательный вариант нового спасательного средства.

Борьба за патент

Удивительная история изобретения парашюта продолжилась 10 августа 1911 года, когда Котельников написал подробное письмо в военное министерство. Он в деталях описал технические характеристики новинки и объяснил важность ее внедрения в армию и гражданскую авиацию. Действительно, количество самолетов только росло, а это грозило новыми смертями смелых пилотов.

Однако первое письмо Котельникова затерялось. Стало ясно, что теперь изобретателю предстоит бороться со страшной бюрократической волокитой. Он начал обивать пороги военного министерства и различных комиссий. В конце концов Глеб Евгеньевич прорвался в комитет по изобретениям. Однако функционеры этого ведомства забраковали идею конструктора. Они отказались выдавать патент, считая изобретение бесполезным.

изобретение парашюта


Признание

После неудачи на родине Котельников добился официальной регистрации своего изобретения во Франции. Долгожданное событие произошло 20 марта 1912 года. Затем удалось организовать проведение генеральных испытаний, на которых присутствовали пилоты и другие лица, причастные к молодой российской авиации. Они прошли 6 июня 1912 года в деревне Салюзи недалеко от Санкт-Петербурга. После смерти Глеба Евгеньевича этот населенный пункт был переименован в Котельниково.

Июньским утром на глазах изумленной публики пилот аэростата перерезал конец петли, и специально подготовленный манекен стал падать на землю. Зрители следили за происходящим в воздухе с помощью биноклей. Через несколько секунд механизм сработал, и в небе распахнулся купол. В тот день не было ветра, из-за чего манекен приземлился прямо на ноги и, постояв так еще несколько секунд, упал. После этого публичного испытания на весь мир стало известно, кто изобретатель авиационного ранцевого парашюта.

изобретатель парашюта котельников

Массовый выпуск парашютов


Первое серийное производство РК-1 началось во Франции в 1913 году. Спрос на парашюты вырос на порядок после того, как вскоре началась Первая мировая война. В России спасательные комплекты были необходимы для пилотов самолетов «Илья Муромец». Затем в течение многих лет РК-1 оставался незаменимым и в советской авиации.

При большевистской власти Котельников продолжил заниматься модификациями своего исходного изобретения. Он много работал с Жуковским, поделившимся своей собственной аэродинамической лабораторией. Опытные прыжки с пробными моделями парашютов превратились в массовое зрелище – на них приходило огромное количество зрителей. В 1923 году появилась модель РК-2. Глеб Котельников снабдил ее полумягким ранцем. Затем последовало еще несколько модификаций. Парашюты становились удобнее и практичнее.

Одновременно со своей изобретательской деятельностью Котельников уделял немало времени помощи аэроклубам. Он выступал с лекциями, был желанным гостем в спортивных сообществах. В 55 лет по причине возраста изобретатель прекратил эксперименты. Все свое наследие он передал советскому государству. За многочисленные заслуги Котельникова наградили орденом Красной Звезды.

Будучи на пенсии, Котельников продолжал жить в Северной столице. Он писал книги и учебники. Когда началась Великая Отечественная война, уже пожилой и слабо видящий Глеб Евгеньевич, тем не менее, принял активное участие в организации противовоздушной обороны Ленинграда. Блокадная зима и голод нанесли сильный удар по его здоровью. Котельникова удалось эвакуировать в Москву, где он скончался 22 ноября 1944 года. Знаменитого изобретателя похоронили на Новодевичьем кладбище.


fb.ru

Отец парашюта

Глеб Котельников родился в Санкт-Петербурге 18 января 1872 года. Он интересовался конструированием с самого детства — сначала это были модели, игрушки, но постепенно простое хобби переросло в настоящее призвание. Юноша получил хорошее образование, окончив в 1894 году Киевское военное училище. По окончании обязательного срока службы он получил должность акцизного чиновника и уехал в провинцию, однако это не помешало Котельникову продолжать заниматься любимыми делами — петь, играть на скрипке, организовывать драмкружки и даже самому принимать участие в постановке спектаклей. Отец — профессор математики и высшей механики, и мать — заядлая любительница театра — привили сыну свои увлечения и передали навыки. Их он чаще всего применял именно в конструировании, к которому его тянуло наряду с театром. Акцизный чиновник — эта должность его тяготила. В 1910 году Глеб, к этому времени уже несколько лет удачно женатый, возвращается в Санкт-Петербург, где посещает Всероссийский праздник воздухоплавания, события на котором перевернули всю его дальнейшую жизнь.

Трагическая предпосылка


В сентябре (октябре по старому стилю) 1910 года на том самом празднике выступал летчик Лев Макарович Мациевич. В день трагедии он успешно завершил несколько полетов, и даже успел покатать несколько влиятельных особ. Мациевичу передали пожелание великого князя Александра Михайловича, который на тот момент был шефом российской авиации, — дескать, а покажи-ка ты нам, братец, что-нибудь эдакое, из последних достижений. Недолго думая, летчик решил показать максимальную высоту, на которую может взлететь самолет, однако что-то пошло не так: выступление оказалось зрелищным, только вот зрелище было настоящей катастрофой. Машина не выдержала нагрузки, и ровно в 18:00 начала буквально разваливаться на куски. О том, как это выглядело с земли, писал Лев Успенский в своих “Записках старого петербуржца” — несмотря на то, что на момент трагедии ему было всего 10 лет, обстоятельства того вечера надолго отпечатались в памяти будущего писателя:

… Одна из расчалок лопнула, и конец ее попал в работающий винт. Он разлетелся вдребезги; мотор был сорван с места. “Фарман” резко клюнул носом, и ничем не закрепленный на своем сиденье пилот выпал из машины…

… Я стоял у самого барьера и так, что для меня все произошло почти прямо на фоне солнца. Черный силуэт вдруг распался на несколько частей. Стремительно чиркнул в них тяжелый мотор, почти так же молниеносно, ужасно размахивая руками, пронеслась к земле чернильная человеческая фигурка… Исковерканный самолет, складываясь по пути, падал то “листом бумаги”, то “штопором” гораздо медленнее, а еще отстав от него, совсем наверху какой-то непонятный маленький клочок, крутясь и кувыркаясь, продолжал свое падение уже тогда, когда все остальное было на земле…


… Я даже не подошел к остаткам самолета. Подавленный до предела, совершенно не понимая, что же теперь будет и как надо себя вести — это была первая вообще в моей жизни смерть! — стоял я над неглубокой ямкой, выбитой посреди сырой равнины поля ударившимся о землю человеческим телом, пока кто-то из взрослых, видя мое лицо, не сказал сердито, что детям тут делать нечего.

Лев Мациевич — первая жертва авиационной катастрофы на территории Российской империи.

Слово Котельникова

Изобретатель тоже был в тот день на Комендантском аэродроме, и его в самое сердце поразила гибель Мациевича. Сокрушаясь, он сетовал в кругу друзей на отсутствие у летчика устройства, благодаря которому тот мог бы спасти свою жизнь. Но такого не существовало — и тогда Котельников решил сам его создать.

На тот момент вместо парашюта использовалась громоздкая, тяжелая и довольно ненадежная конструкция, напоминающая сложенный зонт, однако из-за веса она использовалась очень редко — практически никогда. Котельников даже не рассматривал создание чего-то подобного: его комната была завалена чертежами и расчетами для совсем другого устройства. Казалось бы — случайность, но именно случай навел его на мысль о том, в чем должна состоять суть парашюта: как-то, прогуливаясь по набережной, он заметил, как девушка достала из сумки нечто, свернутое в тугой комок — при порыве ветра он развернулся, превратившись в большую шелковую косынку. Почему бы и нет? Изобретатель добавил к предыдущим идеям и эту, и следующую, согласно которой стропы должны распределяться на обе руки летчика — тогда он сможет управлять спуском, корректируя место своего приземления. Решил он и проблему с “упаковкой”, выбрав оптимальный вариант — заплечный ранец, но не простой, а адаптированный под ситуацию, для которой он создавался. После нескольких попыток появилась первая модель, в которой на специальных полочках, оборудованных пружинами, лежал аккуратно сложенный парашют. На крышке ранца — защелка, от защелки — шнур с кольцом. Согласно задумке инженера, при необходимости достаточно было просто дернуть за кольцо, чтобы открыть крышку, а там уже пружины и ветер сделают свое дело — первые вытолкнут сложенный парашют и стропы, а второй поможет ему превратиться в полноценный прочный купол, который подарит авиатору шанс на спасение.

27 октября 1911 года Котельников получил привилегию № 5010 на спасательный ранец для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом. Еще одна попытка была предпринята во Франции в марте 1912 (патент № 438 612). Что же предлагал изобретатель?

Парашют РК-1 (“русский, Котельникова, первая модель”) он создал меньше, чем за год, и в июне 1912 года провел успешные испытания неподалеку от деревни Сализи, ныне переименованной в Котельниково. Однако первая “проба” была произведена с участием автомобиля: парашют, привязанный к буксировочным крюкам, прекрасно справился с задачей. Машину разогнали до максимальной скорости, и Котельников дернул за кольцо. Изобретение не подкачало: мгновенно раскрывшийся купол вынудил автомобиль не просто остановиться, а даже заглохнуть из-за резкого торможения. На четвертый день парашют испытывали уже в лагере Воздухоплавательной школы, расположенном примерно в той же местности. На этот раз вместо автомобиля участвовал 80-килограммовый манекен, снабженный парашютом: испытатели опробовали несколько высот, когда скидывали его с аэростата, и каждый раз парашют блестяще справлялся с поставленной задачей.

Идеально ведь, согласитесь? Если устройство на “отлично” выполняет свою функцию, почему бы не ввести его в обиход, почему не наладить производство и не спасти жизнь летчика, попавшего в беду? Как бы не так. Главное инженерное управление русской армии не приняло изобретение Котельникова — великий князь засомневался в его пользе, мотивировав свой отказ следующими словами:

Парашюты в авиации — вообще вещь вредная, так как летчики при малейшей опасности, грозящей им со стороны неприятеля, будут спасаться на парашютах, предоставляя самолеты гибели. Машины дороже людей. Мы ввозим машины из-за границы, поэтому их следует беречь. А люди найдутся, не те, так другие!

Фраза в точности дошла до наших дней, потому что именно она стала резолюцией Александра Михайловича на ходатайстве Котельникова о введении парашютов в обязательное летное снаряжение. Каково? И это при том, что на всех испытаниях присутствовали как зрители, так и представители прессы, которые тоже оказывали (по крайней мере, пытались) давление на сильных мира сего, настаивая на необходимости применения парашютов.

Что делает Котельников? Этой же зимой при помощи коммерческой фирмы он выставляет свое детище на участие в конкурсе, который проводился в Париже и Руане. Показательным выступлением стал прыжок Владимира Оссовского с 60-метровой отметки моста через Сену. И на этот раз закон подлости обошел Котельникова стороной: студент Петербургской консерватории на глазах у изумленной публики плавно спланировал с моста, живой и здоровый, вопреки фразам злопыхателей, дескать, в момент раскрытия парашюта летчику оторвет руки, а если не оторвет руки, то уж ноги-то, при столкновении с землей — всенепременно. Это был триумф — изобретение признали. А что же родина? Родина вспомнила о Котельникове и его творении только в Первой мировой.

После окончания Киевского военного училища и службы Котельников был в звании поручика. В начале войны его отправили в автомобильные части, но в итоге он все-таки занимался своим делом: было принято решение о снабжении экипажей многомоторных самолетов РК-1, и их конструктор принимал непосредственное участие в создании нужного количества парашютов. Котельников не остановился на РК-1: в 1923 году был создан РК-2, а за ним и РК-3, уже с мягким ранцем. Были и другие модели, не менее удачные, но менее востребованные, как, например, грузовой РК-4, способный опустить до 300 кг.

В 1926 году изобретатель передал свою коллекцию Советскому правительству.

Первую блокадную зиму он встретил в Ленинграде, а затем был эвакуирован. Глеб Евгеньевич умер в Москве 22 ноября 1944 года. Могила конструктора на Новодевичьем кладбище — место, куда множество парашютистов приходят отдать дань уважения его памяти, и завязать на ветке ближайшего дерева ленточку для затяжки парашютов. На удачу.

 

Источник: slavyanskaya-kultura.ru

pandoraopen.ru

Kotelnikov Gleb Evgenievitch - Котельников Глеб Евгеньевич

Глеб Евге́ньевич Коте́льников (18 января (30 января) 1872, Санкт-Петербург — 22 ноября 1944, Москва) — изобретатель авиационного ранцевого парашюта.

В небе болтаются толпы бездельников,
Что ты наделал, товарищ Котельников!

Считается, что впервые идея создания парашюта пришла Леонардо да Винчи. В его рукописи, в 1495, упоминается о возможности безопасного спуска с высоты. Комментарий к схеме был таков: «Если у человека есть шатёр из накрахмаленного полотна шириной в 12 локтей и вышиной в 12, то он сможет бросаться с любой высоты, без опасности для себя». Если учесть, что средневековая мера длины — локоть — равнялась в различных странах от 50 до 60 сантиметрам, то действительно, такое приспособление обеспечивало безопасный спуск человека с любой высоты, ибо диаметр современных парашютов тоже не превышает 6-7 метров. Но, как оказалось позже, Леонардо да Винчи не первый додумался до идеи парашюта. Еще в 13-м веке известный Роджер Бэкон в своем сочинении писал о возможности опираться на воздух с помощью вогнутой поверхности. Древние записи свидетельствуют, что во многих странах люди пытались спускаться с башен, деревьев, скал с помощью различных приспособлений, похожих на зонтики.

В начале семнадцатого века другой итальянский ученый, Фауст Веранчино (а тут подсказывают, Фаусто Веранцио), описал аналогичный аппарат, величина паруса которого зависела от тяжести человека. Впервые воспользовался подобной конструкцией француз Лавен. Это было в 20-х гг. XVII века. Французский заключенный бежал из тюрьмы с помощью предварительно сшитого из простынь шатра, к низу которого прикрепил веревки и пластины из китового уса. Выпрыгнув из тюремного окна, беглец успешно приводнился. В 1777 году другой француз, Жан Думье, приговоренный к смертной казни, опробовал «летающий плащ профессора Фонтажа». Узнику было предложено выполнить прыжок с крыши с «плащом». В случае удачного приземления ему даровалась жизнь. Эксперимент, как и в предыдущем случае, удался. Так появился первый аналог парашюта.

Другие же указывают, что первым в 1576 г. с самодельным парашютом, без вреда для собственного здоровья, сиганул с 87-метровой колокольни прямо на рыночную площадь хорват Фауст Вранчич, Братислава рукоплескала, хотя официальным изобретателем парашюта в Европе считают французского физика Луи Себастьяна Ленормана, который 26 декабря 1783 г. тоже сиганул с башни Монтелье на своём парашюте, представлявшим собой зонтообразную конструкцию на деревянной основе. Рама, скопированная с обычного зонтика, была покрыта льняной прорезиненной тканью. Парижане тоже ликовали.

Практическое же применение парашютов началось в XVIII веке, при освоении полетов на воздушных шарах. 22 октября 1797 года над парком Монсо в Париже был совершен первый настоящий прыжок с парашютом. Француз Андре-Жак Гарнерен прыгнул с воздушного шара, находящегося на высоте 2230 футов. Но куда девать огромный парашют — купол, стропы, пояса, или, как говорят теперь, подвесную систему, если кабина аэростата маленькая, тесная и в ней зачастую негде повернуться? До изобретения Котельникова пилотов пытались спасти, устанавливая на фюзеляже длинные сложенные «зонтики».

У парашютов того времени существовал главный недостаток — постоянное раскачивание купола при снижении. В 1834 году англичанин Коккинг, пытаясь решить эту проблему, создал парашют в виде опрокинутого конуса. К несчастью, при испытаниях этой системы каркас купола не выдержал нагрузки и сложился, и Коккинг погиб. Французский астроном Жозеф Жером Лефрансуа де Лаланд предложил делать в традиционных системах парашютов отверстие для выхода воздуха из-под купола. Этот принцип оказался эффективным и применяется во многих системах парашютов до сих пор.

Парижский портной Ф. Рейхельт спроектировал парашют в виде костюма и в июле 1910 года получил на него патент. Купол укладывался многочисленными складками вокруг тела авиатора и был общей площадью торможения около десяти квадратных метров. В феврале 1912 года изобретатель совершил прыжок с Эйфелевой башни, парашют не раскрылся, и Рейхельт погиб. Это было, похоже, жестокое, суровое время!

Глеб учился в Полтавской гимназии и мечтал поступить в консерваторию или технический университет. Ведь он одинаково увлекался пением, игрой на скрипке и моделированием. Даже сам собрал фотоаппарат — купил на базаре старый объектив, а все остальные детали сделал своими руками. Окончил Киевское военное училище (1894), и, прослужив три года обязательной службы, ушел в запас. Служил акцизным чиновником в провинции, помогал организовывать драматические кружки, сам иногда играл в спектаклях, продолжал конструировать. К творчеству подстегивала и жена. Юлия Волкова — подруга детства — была дочерью известного художника в Полтаве и сама прекрасно рисовала. Ее картины сейчас хранятся в Третьяковке. А вот идея создать парашют супругам пришла почти одновременно. В 1910 году, во время посещения первого праздника воздухоплавания, у них на глазах разбился летчик, выпав из кабины на высоте 400 метров. Юлия была шокирована, и Глеб пообещал ей создать приспособление, которое сможет предотвратить подобные трагедии. В 1910 году Глеб вернулся в Петербург и стал актёром труппы Народного дома на Петербургской стороне (псевдоним Глебов-Котельников). Выпала шелковая шаль и воспарила в воздухе… «То, что надо! Это самый лучший материал для купола парашюта!» — напишет он позже о своем изобретении. Рассказывают, увидел однажды, как одна актриса открыла сумочку и стала вынимать сценическое платье — его и осенило придумать ранец!

Ранцевый парашют

Парашют Котельникова имел круглую форму, укладывался в металлический ранец, который располагался на лётчике при помощи подвесной системы. На дне ранца под куполом располагались пружины, которые выбрасывали купол в поток после того, как прыгающий выдергивал вытяжное кольцо. Аббревиатура РК-1 означает «Ранец Котельникова». Второе, что экспромтом изобрел Котельников — подвесную систему, распределяющую нагрузку при раскрытии по всей площади парашютиста.

Ранцевый парашют 4 августа с. г. в Новгороде кукла сбрасывалась с высоты 200 метров, из 20 раз — ни одной осечки. Формула моего изобретения следующая: спасательный прибор для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом. Готов испытать изобретение в Красном Селе.
Возвращая при сем согласно письма Вашего от 11 сего сентября чертеж и описание автоматически действующего парашюта вашего изобретения, ГИУ уведомляет, что изобретенный Вами «ранец-выбрасыватель» ничем не обеспечивает надежность открывания парашюта после выбрасывания его из ранца, а потому не может быть принят в качестве спасательного прибора. Произведенные Вами опыты с моделью не могут считаться убедительными. Ввиду вышеизложенного ГИУ предложение Ваше отклоняет.
Получив отрицательный ответ, Глеб Котельников направился с чертежами и моделью на прием к военному министру.
Машину разогнали, и Котельников дёрнул за спусковой ремень. Привязанный за буксировочные крюки парашют мгновенно раскрылся, а его сила торможения передалась на автомобиль, заставив заглохнуть двигатель Еще в августе прошлого года я представил в Воздухоплавательный отдел инженерного ведомства чертежи изобретенного мной спасательного «ранца-парашюта» для летчиков. Отношением от 13 сентября 1911 г. за № 715 Воздухоплавательный отдел уведомил меня, что прибор мой принят быть не может, что произведенные мною опыты с моделью не могут считаться убедительными. Тем временем в Севастополе Ефимов сделал опыт сбрасывания манекена с прибором на высоте 100 м с биплана Фарман, причем результат получил блестящий. Наконец, 26 сентября с.г. штабс-капитан Горшков сделал опыт бросания с моноплана Блерио на высоте 80 м и результат получил такой же; несмотря на очевидный успех моего прибора при разнородных испытаниях его, в настоящее время г. начальник Воздухоплавательной школы в донесении своем на имя Воздухоплавательного отдела Генерального штаба дает о моем приборе отзыв, из которого видно, что: 1) вообще спуск на парашюте надо считать опасным, так как при ветре, имея достаточную поступательную скорость, спускающийся может разбиться о встречное дерево или забор. 3) что парашют применим исключительно на войне… подобные заключения г. начальника Воздухоплавательной школы представляются по меньшей мере странными и наивными. Считаю долгом доложить вашему высокопревосходительству, что такое странное отношение к столь важному и полезному делу, как спасение нужных людей и аппаратов для меня, русского офицера, и непонятно и обидно! (Цитируется по: Дузь П. Д. История воздухоплавания и авиации в России, период до 1914 г. М.: Машиностроение, 1979. с.368-369)
Прием проводил заместитель министра генерал-лейтенант А. А. Поливанов. Прямо в его кабинете Котельников продемонстрировал свою модель, подбросив куклу под потолок. Удивленный генерал потрогал «Манекена-второго», плавно спустившегося на зеленое сукно министерского стола, и сразу же заполнил визитную карточку, адресовав изобретателя в Инженерный замок к генералу фон Роопу. По пути в Инженерный замок Котельников зашел в Комитет по изобретениям, где чиновник, увидев визитную карточку генерала Поливанова, записал в толстой книге: «50103. Коллежскому асессору Г. Котельникову — на спасательный ранец для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом. 27 октября 1911 года».
В целях оценки изобретенного Котельниковым спасательного аппарата для авиаторов назначить специальную комиссию под председательством начальника Воздухоплавательной школы генерала Кованько. Прибор рассмотреть в присутствии изобретателя 28 октября сего года.

Ранцевый парашютНа испытаниях ранцевого парашюта. Фото Полтавского музея авиации и космонавтики. Котельников, правее — «Иван Иванович Манекен»

Парашют РК-1 был разработан в течение 10 месяцев. 2 июня 1912 года провели испытания с помощью автомобиля. Машину разогнали, и Котельников дёрнул за спусковой ремень. Привязанный за буксировочные крюки парашют мгновенно раскрылся, а его сила торможения передалась на автомобиль, заставив заглохнуть двигатель. 6 июня того же года состоялись испытания парашюта в гатчинском лагере Воздухоплавательной школы возле деревни Сализи. На разных высотах с аэростата сбрасывался манекен весом около 80 кг с парашютом. Все броски прошли успешно, но Главное инженерное управление русской армии не приняло его в производство из-за опасений начальника российских воздушных сил, великого князя Александра Михайловича, что при малейшей неисправности авиаторы будут покидать аэроплан.

За границей Чарльз Бродвик в 1901 году делал что-то с ранцем, не оставив после себя ничего вразумительного. В 1919 году в США инженер Ирвин предложил ранцевый парашют, работавший на тех же принципах, что и у Котельникова — с 1924 года парашют стал обязательной принадлежностью военных летчиков США.

РК-3 1924-го года

Ранец парашюта РК-3 образца 1924 г. (по чертежу автора — Г.Е. Котельникова)

В 1923 году Глеб Евгеньевич создал новую модель ранцевого парашюта РК-2. Позже появилась модель парашюта РК-3 с мягким ранцем, на который 4 июля 1924 года был получен патент за № 1607. В том же 1924 году Котельников изготовил грузовой парашют РК-4 с куполом диаметром 12 м. На этом парашюте можно было опускать груз массой до 300 кг. 26 июля 1930 года группа военных летчиков под руководством Минова впервые выполнила прыжки с многоместного самолета. С тех пор этот день считается началом массового развития парашютизма в СССР.

Именем Котельникова в 1973 названа аллея на территории бывшего Комендантского аэродрома. С 1949 деревня Салузи близ Гатчины, где в лагере Офицерской воздухоплавательной школы в 1912 изобретатель испытал созданный им парашют, названа Котельниково, в 1972 при въезде в неё открыт памятный знак.

Котельниково

alternathistory.com

Какие ассоциации возникают у вас при упоминании об авиации? Самолет, летчик, парашют — наверное, самое популярное. А знаете ли вы о том, что ранцевый парашют спасает жизни летчиков благодаря нашему соотечественнику, Глебу Евгеньевичу Котельникову, и о том сложном пути, который прошел изобретатель, чтобы дать своему творению шанс на жизнь? Примечательно, что с пользой парашюта спорить очень сложно, однако все равно находились влиятельные люди, которые были против оснащения государственной авиации данным устройством. Впрочем, обо всем по порядку.

Отец парашюта

Глеб Котельников родился в Санкт-Петербурге 18 января 1872 года. Он интересовался конструированием с самого детства — сначала это были модели, игрушки, но постепенно простое хобби переросло в настоящее призвание. Юноша получил хорошее образование, окончив в 1894 году Киевское военное училище. По окончании обязательного срока службы он получил должность акцизного чиновника и уехал в провинцию, однако это не помешало Котельникову продолжать заниматься любимыми делами — петь, играть на скрипке, организовывать драмкружки и даже самому принимать участие в постановке спектаклей. Отец — профессор математики и высшей механики, и мать — заядлая любительница театра — привили сыну свои увлечения и передали навыки. Их он чаще всего применял именно в конструировании, к которому его тянуло наряду с театром. Акцизный чиновник — эта должность его тяготила. В 1910 году Глеб, к этому времени уже несколько лет удачно женатый, возвращается в Санкт-Петербург, где посещает Всероссийский праздник воздухоплавания, события на котором перевернули всю его дальнейшую жизнь.

Трагическая предпосылка

В сентябре (октябре по старому стилю) 1910 года на том самом празднике выступал летчик Лев Макарович Мациевич. В день трагедии он успешно завершил несколько полетов, и даже успел покатать несколько влиятельных особ. Мациевичу передали пожелание великого князя Александра Михайловича, который на тот момент был шефом российской авиации, — дескать, а покажи-ка ты нам, братец, что-нибудь эдакое, из последних достижений. Недолго думая, летчик решил показать максимальную высоту, на которую может взлететь самолет, однако что-то пошло не так: выступление оказалось зрелищным, только вот зрелище было настоящей катастрофой. Машина не выдержала нагрузки, и ровно в 18:00 начала буквально разваливаться на куски. О том, как это выглядело с земли, писал Лев Успенский в своих «Записках старого петербуржца» — несмотря на то, что на момент трагедии ему было всего 10 лет, обстоятельства того вечера надолго отпечатались в памяти будущего писателя:

... Одна из расчалок лопнула, и конец ее попал в работающий винт. Он разлетелся вдребезги; мотор был сорван с места. «Фарман» резко клюнул носом, и ничем не закрепленный на своем сиденье пилот выпал из машины…

… Я стоял у самого барьера и так, что для меня все произошло почти прямо на фоне солнца. Черный силуэт вдруг распался на несколько частей. Стремительно чиркнул в них тяжелый мотор, почти так же молниеносно, ужасно размахивая руками, пронеслась к земле чернильная человеческая фигурка… Исковерканный самолет, складываясь по пути, падал то «листом бумаги», то «штопором» гораздо медленнее, а еще отстав от него, совсем наверху какой-то непонятный маленький клочок, крутясь и кувыркаясь, продолжал свое падение уже тогда, когда все остальное было на земле…

… Я даже не подошел к остаткам самолета. Подавленный до предела, совершенно не понимая, что же теперь будет и как надо себя вести — это была первая вообще в моей жизни смерть! — стоял я над неглубокой ямкой, выбитой посреди сырой равнины поля ударившимся о землю человеческим телом, пока кто-то из взрослых, видя мое лицо, не сказал сердито, что детям тут делать нечего.

Лев Мациевич — первая жертва авиационной катастрофы на территории Российской империи.

Слово Котельникова

Изобретатель тоже был в тот день на Комендантском аэродроме, и его в самое сердце поразила гибель Мациевича. Сокрушаясь, он сетовал в кругу друзей на отсутствие у летчика устройства, благодаря которому тот мог бы спасти свою жизнь. Но такого не существовало — и тогда Котельников решил сам его создать.

На тот момент вместо парашюта использовалась громоздкая, тяжелая и довольно ненадежная конструкция, напоминающая сложенный зонт, однако из-за веса она использовалась очень редко — практически никогда. Котельников даже не рассматривал создание чего-то подобного: его комната была завалена чертежами и расчетами для совсем другого устройства. Казалось бы — случайность, но именно случай навел его на мысль о том, в чем должна состоять суть парашюта: как-то, прогуливаясь по набережной, он заметил, как девушка достала из сумки нечто, свернутое в тугой комок — при порыве ветра он развернулся, превратившись в большую шелковую косынку. Почему бы и нет? Изобретатель добавил к предыдущим идеям и эту, и следующую, согласно которой стропы должны распределяться на обе руки летчика — тогда он сможет управлять спуском, корректируя место своего приземления. Решил он и проблему с «упаковкой», выбрав оптимальный вариант — заплечный ранец, но не простой, а адаптированный под ситуацию, для которой он создавался. После нескольких попыток появилась первая модель, в которой на специальных полочках, оборудованных пружинами, лежал аккуратно сложенный парашют. На крышке ранца — защелка, от защелки — шнур с кольцом. Согласно задумке инженера, при необходимости достаточно было просто дернуть за кольцо, чтобы открыть крышку, а там уже пружины и ветер сделают свое дело — первые вытолкнут сложенный парашют и стропы, а второй поможет ему превратиться в полноценный прочный купол, который подарит авиатору шанс на спасение.

27 октября 1911 года Котельников получил привилегию № 5010 на спасательный ранец для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом. Еще одна попытка была предпринята во Франции в марте 1912 (патент № 438 612). Что же предлагал изобретатель?

Парашют РК-1 («русский, Котельникова, первая модель») он создал меньше, чем за год, и в июне 1912 года провел успешные испытания неподалеку от деревни Сализи, ныне переименованной в Котельниково. Однако первая «проба» была произведена с участием автомобиля: парашют, привязанный к буксировочным крюкам, прекрасно справился с задачей. Машину разогнали до максимальной скорости, и Котельников дернул за кольцо. Изобретение не подкачало: мгновенно раскрывшийся купол вынудил автомобиль не просто остановиться, а даже заглохнуть из-за резкого торможения. На четвертый день парашют испытывали уже в лагере Воздухоплавательной школы, расположенном примерно в той же местности. На этот раз вместо автомобиля участвовал 80-килограммовый манекен, снабженный парашютом: испытатели опробовали несколько высот, когда скидывали его с аэростата, и каждый раз парашют блестяще справлялся с поставленной задачей.

Идеально ведь, согласитесь? Если устройство на «отлично» выполняет свою функцию, почему бы не ввести его в обиход, почему не наладить производство и не спасти жизнь летчика, попавшего в беду? Как бы не так. Главное инженерное управление русской армии не приняло изобретение Котельникова — великий князь засомневался в его пользе, мотивировав свой отказ следующими словами:

Парашюты в авиации — вообще вещь вредная, так как летчики при малейшей опасности, грозящей им со стороны неприятеля, будут спасаться на парашютах, предоставляя самолеты гибели. Машины дороже людей. Мы ввозим машины из-за границы, поэтому их следует беречь. А люди найдутся, не те, так другие!

Фраза в точности дошла до наших дней, потому что именно она стала резолюцией Александра Михайловича на ходатайстве Котельникова о введении парашютов в обязательное летное снаряжение. Каково? И это при том, что на всех испытаниях присутствовали как зрители, так и представители прессы, которые тоже оказывали (по крайней мере, пытались) давление на сильных мира сего, настаивая на необходимости применения парашютов.

Что делает Котельников? Этой же зимой при помощи коммерческой фирмы он выставляет свое детище на участие в конкурсе, который проводился в Париже и Руане. Показательным выступлением стал прыжок Владимира Оссовского с 60-метровой отметки моста через Сену. И на этот раз закон подлости обошел Котельникова стороной: студент Петербургской консерватории на глазах у изумленной публики плавно спланировал с моста, живой и здоровый, вопреки фразам злопыхателей, дескать, в момент раскрытия парашюта летчику оторвет руки, а если не оторвет руки, то уж ноги-то, при столкновении с землей — всенепременно. Это был триумф — изобретение признали. А что же родина? Родина вспомнила о Котельникове и его творении только в Первой мировой.

После окончания Киевского военного училища и службы Котельников был в звании поручика. В начале войны его отправили в автомобильные части, но в итоге он все-таки занимался своим делом: было принято решение о снабжении экипажей многомоторных самолетов РК-1, и их конструктор принимал непосредственное участие в создании нужного количества парашютов. Котельников не остановился на РК-1: в 1923 году был создан РК-2, а за ним и РК-3, уже с мягким ранцем. Были и другие модели, не менее удачные, но менее востребованные, как, например, грузовой РК-4, способный опустить до 300 кг.

В 1926 году изобретатель передал свою коллекцию Советскому правительству.

Первую блокадную зиму он встретил в Ленинграде, а затем был эвакуирован. Глеб Евгеньевич умер в Москве 22 ноября 1944 года. Могила конструктора на Новодевичьем кладбище — место, куда множество парашютистов приходят отдать дань уважения его памяти, и завязать на ветке ближайшего дерева ленточку для затяжки парашютов. На удачу.

news24today.info


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector